Стар, но не супер. Почему для человечества старение страшнее атомной войны

0
3

Китай объявил о повышении пенсионного возраста до 65 лет. Почему даже самые успешные страны не могут без этого обойтись?

Как старение населения по­влияет в XXI в. на жизнь людей разного возраста? И насколько этот процесс опасен для России? «АиФ» обсудил эти проблемы с гл. научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений, членом-корреспондентом РАН Ростиславом Капелюшниковым.

Планета на пенсии

Алексей Макурин, «АиФ»: Есть учёные, утверждающие, что старение человечества, или эйджинг, – даже более серьёзная угроза для мира, чем распространение ядерного оружия. Ростислав Исаакович, неужели действительно всё так драматично?

Ростислав Капелюшнико: По прогнозу ООН, к 2050 г. доля людей 65+ в мире может удвоиться, а к 2100 г. – утроиться и достигнуть почти 30%. Главные причины – падение рождаемости при одновременном росте продолжительности жизни. С разной скоростью стареть будут все страны. И никто сегодня не знает, как сумеют адаптироваться к этому процессу общество и экономика.

Самые большие проблемы создаёт неприспособленность к новой ситуации солидарных, или, как их у нас называют, распределительных пенсионных систем. В мире, где каждый третий – пенсионер, одному работающему придётся содержать несколько неработающих сограждан, что чревато падением уровня жизни. И уже упущено благоприятное время, когда солидарные системы можно было бы с минимальными затратами заменить альтернативными конструкциями, сочетающими элементы накопительных и частных пенсионных схем. В переходный период придётся одновременно финансировать как первые, так и вторые. А пожилое население уже слишком велико, чтобы общество могло без потрясений выдержать двойную нагрузку.

– Как правительства ведут себя в такой ситуации?

– Оттягивают решение проблемы. Поднимают пенсионный возраст, хотя ясно, что бесконечно повышать его невозможно. Увеличивают взносы в государственные социальные фонды. Но известно, что налоги на зарплату препятствуют росту самих зарплат. У людей в активном трудовом возрасте в результате падает желание больше и производительнее работать. Появляется огромный тормоз для экономики и роста доходов. И он не единственный.

Становится больше работников, завершающих карьеру, для которых напрягаться на работе и осваивать новые знания часто нет смысла. Экономики с повышенной долей пожилых людей рискуют отстать по производительности труда. А самое опасное – понижаются их инновационность, динамизм, предпринимательский дух. Ведь новые идеи и проекты чаще рождаются среди молодёжи.

Может возникнуть и конфликт поколений за ограниченные государственные ресурсы. Избиратели пожилого возраста начнут доминировать и перетягивать бюджетный пирог на себя, выдвигая политиков, принимающих законы в свою пользу. И это тоже угрожает застоем, так как экономику двигают вперёд прежде всего молодые.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Трубоукладчик СП-2 меньше чем через сутки плавания вернулся в порт

– При этом у пожилых огромный опыт. Разве он уже никому не нужен?

– Очень нужен! Исследования показывают, что наиболее успешны те компании, где одна возрастная группа дополняет другую. К странам относится то же самое. Трудности возникают не в связи с эйджингом как таковым, а с необходимостью приспособиться к новым демо­графическим реалиям. Скажем, многое зависит от структуры трудовой занятости. Известно, что ближе к пенсии ­индивидуальная производительность падает у промышленных и строительных рабочих, чей труд связан с физическими нагрузками. У банковских и торговых служащих, инженеров-электронщиков такой зависимости нет. У юристов, менеджеров, преподавателей, врачей производительность даже повышается с возрастом. И ожидается, что в ближайшие десятилетия по мере развития роботизации и других технологий доля недружественных по отношению к пожилым работникам профессий будет постепенно сокращаться.

– Численность старшего поколения наиболее высока именно в самых успешных странах. Как это сегодня влияет на их развитие?

– Анализ экономической статистики 21 развитой страны за 1990–2007 гг. показал, что каждый очередной процент прироста доли пожилых людей стоил падения ежегодных темпов прироста ВВП на 0,14%.

Но, во-первых, роль демографических факторов в развитии экономики не стоит абсолютизировать. У этих стран есть ряд других преимуществ, благодаря которым они были лидерами в XX в. и сохранят свои позиции в XXI. Во-вторых, ни одна страна прежде не оказывалась в такой демографической ситуа­ции, какой она будет в конце века. Никто не знает, какой уровень старения населения станет критически опасен.

Как Китай себя наказал

– Какие страны ждут самые большие проблемы?

– К 2100 г. самый высокий уровень пожилого населения прогнозируется в Южной Корее и Японии – почти 36% (см. инфографику). Заметно постареет население ведущих европейских стран, а сильнее ­всего в ­Бразилии (с 9,5 до 33,5%) и КНР (с 12,2 до 31,7%). Однако последствия этого везде будут разными. В одних странах пожилые предпочитают дольше трудиться, в других – раньше уходить на пенсию. В одних странах пожилые потребляют больше, чем молодые, в других – столько же или даже меньше. Где-то стариков содержат в первую очередь семьи, где-то главный источник доходов пенсионеров – государство, а где-то – ранее накопленные активы: личные денежные сбережения, ценные бумаги, недвижимость. И в странах последнего типа издержки эйджинга будут меньше.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  С «Миром» и с выгодой. Родительский ликбез

Китай сам себе вырыл демо­графическую яму, проводя политику «Одна семья – один ребёнок». И это негативно по­влияет на всё. Сейчас руководство КНР отказалось от искусственного ограничения рождаемости. Но для решения пенсионных проблем другого выхода, как повышение возраста выхода на пенсию, не осталось.

Вообще попытки правительств вторгаться с ломом в процессы, связанные с рождением детей, ни к чему хорошему не ведут. В Индии рождаемость сейчас упала до достаточно низких показателей без всякого вмешательства государства. Потому что есть закономерность: по мере роста благосостояния люди в стране предпочитают иметь меньше детей, но более образованных и здоровых.

– Что ждёт США?

– Там положение лучше, так как эта страна по-прежнему принимает много мигрантов, среди которых много молодёжи. И рождаемость в США выше, чем в других развитых странах. Почему? Точно трудно сказать. Но могу предположить, что это связано с высокой долей среди населения людей неевропей­ского происхождения, культура которых поощряет рождаемость.

– То есть самый эффективный способ борьбы с эйджингом – это миграция?

– Нет. С её помощью процесс можно только замедлить. Ведь вчерашние мигранты тоже по­стареют. Старение населения – неизбежное будущее всего человечества.

– И программы стимулирования рождаемости не дадут нужного эффекта?

– Льготы, которые правительства дают семьям, могут положительно повлиять на качест­во молодого поколения – его здоровье и образование, но не на его количество – во всяком случае в долгосрочной перспективе. В России материнский капитал повысил рождаемость только на короткое время. А потом статистика снова пошла вниз. Женщины не стали больше рожать, а лишь ускорили появление детей.

Перспектива для России

– Какими темпами будет стареть в таком случае российское население?

– В ближайшие десятилетия довольно быстро. Но в середине века, когда доля пожилых повысится с нынешних 15,5 до 24%, этот процесс остановится. И к 2100 г. ситуация будет не хуже, чем в США, и гораздо лучше, чем в других крупных странах.

– Почему нам так повезёт?

– Для России характерны подъём и падение демографических волн. У нас из-за войн и других потрясений резко менялось в прошлые годы соотношение между возрастными группами населения, и эхо этих перемен страна будет чувствовать дальше. Есть надежда, что соотношение между пожилыми и работающими гражданами стабилизируется, когда идущее сейчас падение доли молодёжи закончится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь