Рублёвая зона. Кто живёт лучше – Белоруссия или Россия?

0
10

Белоруссия некоторым кажется более справедливой страной, чем Россия. За приграничными белорусскими областями закрепился имидж более благополучных, чем соседние Брянская, Смоленская и Псковская. А как на самом деле?

Где зарплаты выше?

В 1990-е гг. Белоруссия не испытала такого сокрушительного падения уровня жизни, как Россия. На душу населения валовой внутренний продукт наших стран (ВВП) 20 лет назад был почти одинаковым. Но с тех пор многое изменилось, и в 2019 г., по оценке Всемирного банка, у РФ он был на 32% выше (29,18 тыс. долл. против 19,94 тыс. долл. у РБ). Ниже сегодня и доходы белорусских граждан (см. инфографику).

«Формально тех, кто живёт за чертой бедности, в Белоруссии меньше. Но по общему уровню жизни эта страна отстаёт от России так же, как российская провинция от столиц, – считает руководитель Центра экономических исследований Института нового общества Василий Колташов. – А по возможностям заработать отдельные российские регионы Белоруссию даже обгоняют. В нашей стране больше новых крупных проектов и проще открыть свой маленький бизнес: меньше разной бюрократии, с которой придётся столкнуться».

Довольно долго власти Белоруссии приводили как антипример приграничные российские области. Но теперь и этот аргумент ослаб. «В Псковской обл. в последние годы появились крупные свинокомплексы. И работают на них жители белорусских сёл, ездящие на автобусах через границу, – рассказывает политолог Андрей Суздальцев. – В Брянской обл. белорусы пасут быков на огромных пастбищах компании «Мираторг». А всего в России постоянно работают 700 тыс. человек из 4,25 млн трудоспособных белорусских граждан».

А что с ценами и зарплатами в приграничье? В июле килограмм свинины с косточкой в Гомельской обл. стоил 178 российских рублей, а в Брянской обл. – 253 руб. Килограмм сливочного масла в Смоленской обл. – 623 руб., в Могилёвской – 521. В магазинах Витебской обл. молоко было по 43 руб. за литр, в Псковской – по 60. Мука и яйца стоили примерно одинаково. Покупка джинсов обходилась на 300–500 руб. дешевле на белорусской стороне, а литра бензина – на 6 руб. меньше на российской.

Что касается зарплат, то в российских приграничных регионах они в среднем выше на 1–3 тыс. руб. в месяц, чем в Гомельской, Витебской и Могилёвской обл. Белоруссии. Но это официально. Белорусское приграничье добирает деньги, отправляя в нашу сторону дешёвую контрабанду. По данным агентства Nielsen, именно так сегодня попадает в Россию треть нелегальных сигарет.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Международная кооперация. Товарооборот Кубани и Беларуси составил $225 млн

В то же время в 2019 г. реальный доход белоруса, остающийся на руках для свободного распоряжения, вырос на 6%, а доход российского гражданина – лишь на 1%. Одна из причин – более низкие тарифы за белорусскую «коммуналку». Самую дорогую услугу – тепло – нашим соседям на 80% субсидирует государство.

Однако эксперты скептически относятся к примерам такой поддержки. «Часто это просто перекладывание денег с одной статьи расходов людей на другую, – говорит Суздальцев. – Миф о белорусском социальном государстве никаких оснований под собой не имеет. Там почти все льготы были уничтожены несколько лет назад. Пенсионеры, например, платят за всё. И не надо забывать, что все белорусские успехи были достигнуты не без участия России. По оценке Международного валютного фонда, только в 2005–2015 гг. Москва предоставила Минску финансовую поддержку в 106 млрд долл. На эти деньги можно было бы рай построить. А белорусы живут довольно скромно».

Двуединая экономика

«У России и Белоруссии, по сути, одна экономика, – считает Колташов. – И это двуединство выгодно, потому что наши предприятия не дублируют, а дополняют друг друга. Мы поставляем соседу энергоресурсы, сырьё, оборудование. А в ответ получаем большегрузные самосвалы, колёсные тракторы, тягачи, которые не производятся в нашей стране. Но при этом зависимость Белоруссии от торговли с Россией выше».

Сравните сами: в последние три года на Россию приходится от 38 до 44% годового товарного экспорта Белоруссии и 56–59% её товарного импорта. В российских закупках за рубежом доля БР составляет 5%, в поставках товаров за рубеж – примерно столько же. То есть Россия – основной внешнеторговый партнёр Белоруссии, а РБ – важный, но не ключевой внешнеторговый партнёр РФ.

В такой ситуации белорусская экономика движется вслед за российской. Начался в 2014 г. кризис в России – и покатился вниз ВВП Белоруссии. Снизился этой весной курс российского рубля – и вместе с ним белорусского. Но текущая девальвация в нашей стране – третья с 2008 г., а в Белоруссии – уже шестая. За это время наш рубль упал к доллару в 3 раза, а белорусский – в 11 раз! В РФ за последние 30 лет лишь один раз проводили деноминацию, убрав с банкнот три нуля. А в РБ деноминаций было уже три, и масштаб цен в совокупности уменьшился в 100 млн раз! Так что пусть никого не смущает, что по официальному курсу за один доллар надо отдать сегодня только 2,5 белорусских рубля и больше 70 российских. На самом деле наша валюта куда крепче, как и вся экономика. И это даже без учёта того всплеска паники на наличном валютном рынке, который наблюдается в Белоруссии в последние дни.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Цифровая зона комфорта. Правила клиентского сервиса от мобильных операторов

Да, Лукашенко может стукнуть кулаком по столу и потребовать заморозить цены на какой-то важный товар. Но до бесконечности такие заморозки продолжаться не могут. Сдерживание цен и социальные программы должен кто-то оплачивать. А это уже зависит от того, сможет ли Минск выторговать в Москве дешёвый газ или новый кредит. При этом ещё ни одного кредита, взятого в России, Белоруссия не вернула. В последней такой просьбе на 600 млн руб. наш Минфин в 2019 г. им отказал. И белорусское правительство заняло деньги в Китае.

Лавировали, но не вылавировали

«Администрация Александра Лукашенко многие годы лавировала, используя мировые политические противоречия и провалы в экономиках других стран. Например, после 2014 г. она взяла на себя роль транзитёра украинских товаров в Россию. А деградация украинской промышленности позволяет Минску увеличивать поставки своей продукции Киеву. Но такая модель развития достигла своих пределов. И это экономическая причина политического кризиса, в котором Белоруссия оказалась сегодня, – говорит Василий Колташов. – Россия в последние годы стала более прагматичной. Сделав ставку на импортозамещение, мы начали отказываться от покупки в других странах товаров, которые можем выпускать сами, в том числе и от белорусских. Мы стали жёстче себя вести на переговорах о поставках в Белоруссию газа и выделении новых кредитов. В ответ Лукашенко начал искать поддержки на Западе, надеясь, что там примут белорусскую экономику в том виде, в котором она есть. Но это самообман.

Нужно было, наоборот, укреплять интеграцию с Россией, снимая ограничения, которых немало установлено с белорусской стороны. Нужно было дать белорусам возможность свободнее пробовать себя в разных сферах бизнеса и больше зарабатывать, чтобы попасть в то общество потребления, которое они видят в других странах. Люди в Белоруссии хотят не просто работать за стабильную зарплату, но, скажем, ездить в отпуск на море. В наших крупных городах отдых в Турции и Крыму – обычное дело, а в Минске и Гродно – нет. Такие настроения неизбежно ведут к экономическим реформам. Они могут быть разными, но они Белоруссии необходимы».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь