Работает много, а получает мало. Почему государство не бережёт рабочего?

0
3

В СССР труд рабочего ценился дороже, чем людей умственного труда. Сейчас всё наоборот.

Сбербанк опубликовал печальную статистику: за период пандемии заработную плату в РФ сократили практически каждому второму работающему. В кризис оно понятно, но наши зарплаты и до коронакризиса не отличались размерами. Особенно у тех, кто занят на производстве, создаёт всё то, что мы едим, носим, в чём живём и на чём ездим. Почему это происходит и как можно изменить эту несправедливость?

Куда ушло былое величие?

Парадокс нашей страны — при немаленькой официальной безработице существует масса вакансий. Рабочие руки требуются везде. Почему же соискатели не спешат их занимать?

Как живут ткачи?

— Многие думают, что ткачей у нас уже и нет давно, так как все ткани поступают к нам сегодня из Китая, Бангладеш или Вьетнама, — говорит ткачиха со стажем Инна Чернова (имя изменено по просьбе героини. — Авт.). — Считается, что там рабочая сила дешёвая настолько, что весь произведённый ими ширпотреб за копейки продаётся и у нас. Однако должна вам сказать, что мы, ткачи, ещё существуем. И хорошо помним былое величие ткацкого производства Советского Союза. Нам безумно больно смотреть, во что превратили нашу отрасль.

Говорите, там, за океаном, дешёвая рабочая сила? А вы знаете, сколько стоит она у нас? Я много лет проработала на Камышинском хлопчатобумажном комбинате, самом крупном не только в СССР, но и во всей Европе. Это было градообразующее предприятие. В первую очередь благодаря ему в Камышине сейчас есть жилые дома, детские сады, школы, больницы, стадионы, дома культуры и даже местный драмтеатр. Помню цифру: в годы расцвета на комбинате трудилось до 12 тыс. человек.

В лихие 90-е всё развалилось — попытки восстановить работу на его обломках ни к чему не приводили. В последние годы началось оживление — мы занялись импортозамещением, но в этот момент я уже ушла на пенсию. Сегодня на огромных площадях комбината создано новое производство, где стали производить ткани и изделия из них. И где потребовались ткачи. Желательно с опытом работы.

Знаете, сколько им платят? Почитайте объявления о приёме на работу. Рабочие руки всё время требуются. Текучка страшная. Догадываетесь, почему? Потому что работа адовая, а самая большая зарплата — 30 тыс. руб. Это если у тебя 5-й разряд, который зарабатывается не один год. Остальные — в среднем 18–20 тыс. руб. Что такое 20 тыс. руб.? Это 250 долл. И начинаешь завидовать тем же ткачам из Бангладеш, у которых месячный заработок — 600 долл.

А ведь наш комбинат убыточным не назовёшь. В прошлом году по ТВ показывали, как в правительстве его в пример ставили по части импортозамещения. И магазинов много своих, только в этом году уже 20 открыли. То есть спросом продукция пользуется и цены на неё выше, чем на ту же китайскую. Но почему же люди получают такую нищенскую зарплату?

Хотя для Камышина и 20 тыс. — зарплата неплохая. Но если посчитать, что остаётся от этих денег после оплаты ЖКХ, связи, продуктов, то понимаешь: этого хватит, чтобы кое-как сводить концы с концами. Про нормальное образование для детей, хорошее жильё и говорить не приходится.

Во сколько ценят токаря

В Башкирии на сегодня из десятков советских гигантов остались в основном предприятия нефтехимии, машиностроения и переработки, и те стали частью московских холдингов и сократили объёмы производства. Предприятия лёгкой промышленности большей частью прекратили существование.

Средняя зарплата по Башкирии за январь — август 2020 г. составляет 37 тыс. руб. Предложений рабочих вакансий на крупных предприятиях достаточно много, и средний уровень оплаты на уровне или выше средней по региону. Но в числе квалификационных требований, как правило, присутствуют опыт работы и наличие разряда. Так, претендентам на вакансию токаря, слесаря-инструментальщика или оператора станков с ЧПУ обещают от 35 до 50 тыс. руб., фрезеровщику — от 30 до 60 тыс. руб., токарю-расточнику — от 35 тыс. руб., наладчику станков и манипуляторов — 50 тыс. руб. Гальваник на предприятии автопрома может заработать от 28 до 70 тыс. руб., машинист навивки канатов и автоматчик на старейшем металлургическом предприятии — 18–70 тыс. руб.

Несколько ниже зарплаты слесаря-ремонтника и слесаря механосборочных работ, плавильщика металлов и сплавов — 22 тыс. руб., наладчика автоматических линий и агрегатных станков — до 25 тыс., электромонтёра, сверловщика — 25–30 тыс. руб., штукатура — 22–35 тыс. руб., аппаратчика по очистке сточных вод — 13 тыс.

На крупных предприятиях предоставляются полный соцпакет и мелкие «плюшки» — бесплатные обеды, бесплатные путёвки на собственные базы отдыха.

Но рабочих рук не хватает — в том числе и потому, что система профобразования практически ликвидирована, работают ПТУ при Уфимском моторостроительном объединении, многопрофильный центр профессионального обучения и несколько профлицеев. Так что на крупных предприятиях внедряется система наставничества. А в качестве кадрового потенциала в республике рассматривают… предпенсионеров. «В 2019 г. в рамках федеральной программы субсидий по снижению напряжённости на рынке труда мы обучили 60 предпенсионеров», — говорит зам гендиректора АО «УППО», директор по персоналу и социальным вопросам Владлена Маганова.

Много ль нарубили?

Ветлужский район Нижегородской обл. богат лесами. Иван Лубин, которому сейчас 65, всю жизнь работает на лесопилках. В советские годы такие были практически при каждом колхозе. Денег платили не особо много, но за ударный труд можно было рассчитывать на премии, были соцгарантии, от работы давали даже жильё.

С приходом рыночной экономики большинство лесов в районе сдали в аренду. Лесопилки при колхозах закрылись, зато такие предприятия организовали арендаторы лесных наделов. Людей туда нанимают нелегально, а платят гроши.

«У владельца нашей лесопилки лес в аренде, официально из рабочих он никого не оформляет, — рассказывает Иван Лубин. — Так и сказал: „Чем меньше в ИП народа, тем больше кислорода“. Платит по 500 руб. за куб распиленного леса. Если очень постараться, то за смену куба 4 распилишь. Но работа есть не каждый день. В месяц выходит 25 тыс. руб. А у меня семья большая».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Как распознать мошеннический сайт? Четыре простых совета

По словам Ивана Лубина, никакой ответственности за рабочих владелец лесопилки не несёт: отрежешь, не дай бог, пальцы на руке во время работы — твои проблемы. «У нас как-то на мужика при вырубке леса упало дерево и сломало ему ногу. Привезли его в травмопункт, спросили, где ногу сломал. Он соврал, что споткнулся. Скажешь, лес валил, так и привлечь могут. Разрешение где? А официально на лесопилке никто не оформлен. Так и работаем на свой страх и риск».

Кому повезло?

Но есть и положительные примеры. Алексей Иванов с 1999 г. работает на Западно-Сибирском металлургическом комбинате слесарем, там же всю жизнь трудился и его отец. «Зарплата у меня выше средней по региону — больше 50 тыс. руб, — рассказывает он. — А в прошлом месяце даже немного подняли заработок. Раз в год зарплата индексируется, есть полугодовые премии, на учёбу регулярно отправляют, чтобы могли повысить разряд и больше заработать, дают путёвки в санатории на меня и детей. А мой отец лишь однажды ездил в Ессентуки по путёвке от завода, и тогда даже речи не шло, чтобы он взял с собой ребёнка — детям были положены только пионерские лагеря».

По словам Алексея, главный «пряник» от предприятия, который получил его отец в советские годы, — это четырёхкомнатная квартира. Сейчас, конечно, этого нет. Но, к примеру, его молодому коллеге комбинат оплатил треть ипотеки — тоже хорошее подспорье.

Алексей уходил с завода в частные строительные фирмы, но там то зарплату не выдавали вовремя, то платили меньше, чем обещали, то технику безопасности не соблюдали. Потому вернулся через год. «Порядка сейчас даже больше, чем в советские времена, не говоря уж о 1990-х гг., когда и выпить можно было на работе, и утащить что-то. Такой дисциплины добились за счёт штрафов и проверок, но они, я считаю, адекватные», — говорит он.

Каким будет МРОТ в 2021-м?

На минувшей неделе Госдума в первом чтении приняла новую методику расчёта минимального размера оплаты труда, которая начнёт действовать с 1 января. На сколько вырастет МРОТ?

Ещё 5 лет назад, в 2015 г., минимальный размер оплаты труда в России был равен 5965 руб. Потом его стали постепенно повышать до уровня прожиточного минимума, и в 2020 г. он вырос до 12 130 руб. «Согласно представленному законопроекту, прожиточный минимум будет устанавливаться на год и в 2021 г. составит 11 653 руб., а МРОТ — 12 792 руб. (на 5,5% больше, чем в 2020 г.)», — сообщил Минтруд.

Если сейчас МРОТ зависит от потребительской корзины и цен на продукты, то с 2021 г. его приравняют к 42% от медианной зарплаты. Что это такое и чем медианная отличается от средней? Средняя зарплата по стране — это как средняя температура по больнице: суммируют все заработки и делят на количество работающих. А медианная зарплата — это некая условная граница, которая делит население ровно пополам: одна половина получает меньше денег, другая — больше. Эта середина и будет медианой. Она меньше средней, потому что низкооплачиваемых работников в нашей стране больше, чем людей со сверхдоходами.

Есть ли у нас кадры для производства?

Минпросвещения объявило о разработке новых стандартов образования в колледжах и техникумах. Из 485 профессий пока обновлены лишь 87. Но устаревшие методики подготовки — не единственная проблема среднего профобразования.

«Сейчас всё чаще школьники после 9-го класса уходят в систему среднего профобразования, — отмечает директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяна Клячко. — Однако в основном они идут учиться на специалистов среднего звена — бухгалтеров, айтишников, дизайнеров, фармацевтов, средний медперсонал и т. д. И всё меньше тех, кто выбирает рабочие профессии. Потому мы и сталкиваемся с необходимостью привлечения на тяжёлые работы мигрантов. Часто потребность в кадрах заявляют устаревшие предприятия, на которых подготовленные ребята не держатся. Старое оборудование, плохие условия труда, низкая зарплата приводят к огромной текучке молодёжи. Хотя кадры для таких предприятий система образования готовит. Но и работодатели из сферы высокотехнологичного производства нередко высказывают недовольство уровнем подготовки тех, кто приходит к ним на работу. Они хотят получить готовых специалистов, не очень в это вкладываясь.

Да, чемпионаты профессионального мастерства „Ворлдскиллс“ сыграли положительную роль: наши образовательные организации увидели стандарты подготовки современных рабочих. Наши ребята быстро поднялись на призовые места в международных чемпионатах. Но меня волнует то, что мы опять перешли к спорту высоких достижений, вместо того чтобы заниматься массовой физкультурой».

Как повысить зарплаты в стране?

Почему те, кто в нашей стране своими руками производит реальные продукты для народного хозяйства (одежду, обувь, мебель, продукты питания), получают мало, а те, кто занимается чем-то виртуальным (айтишники, финансисты, блогеры, певцы, футболисты), имеют заоблачные заработки? И есть ли рецепт, как сделать так, чтобы все в нашей стране получали достойные зарплаты, на которые можно нормально прожить? Об этом «АиФ» поговорил с руководителем правового департамента Конфедерации труда России Олегом Бабичем.

— Олег Борисович, какой вы в своей практике встречали максимальный заработок и из какой сферы был этот счастливчик?

— Своими глазами видел расчётный листок с месячной зарплатой в 3,5 млн руб. Человек был из транспортной сферы. Но, насколько я знаю, в нашей стране есть люди, у которых заработки даже больше.

— А какие встречали минимальные зарплаты?

— 10–12 тыс. руб. за полный отработанный месяц. То есть некоторые получают меньше МРОТ, что в принципе незаконно.

— Уже несколько лет действуют ограничения для всех компаний, кроме частных: зарплата руководства больниц, школ и других бюджетных организаций не должна более чем в 8 раз превышать заработки рядовых сотрудников. На ваш взгляд, эта мера работает?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Экспорт российского мяса за 9 месяцев вырос почти на 80%

— Не очень. Формально уровень окладов соответствует норме, никаких нарушений нет. Но в реальности многие руководители находят способы сделать себе заработок значительно выше. Например, за счёт разных стимулирующих надбавок.

— В каких отраслях сегодня самые низкие заработки?

— В сельском хозяйстве всегда были и остаются низкие зарплаты. Мало получают в жилищно-коммунальной сфере, лёгкой промышленности, в лесных отраслях — особенно на лесозаготовках. Работники почты часто жалуются на маленькие оклады. Но в регионах, особенно в сельской местности, где нет другой работы, люди рады даже малым деньгам. Зарплата хоть и низкая, зато стабильная.

— Вот как так получается, что те, кто создаёт необходимые для всей страны товары, получают гроши, а всякие блогеры и брокеры имеют миллионные заработки?

— Это вообще структурная проблема современной капиталистической экономики. Она характерна не только для России. Производственные отрасли, которые требуют больших вложений, становятся всё менее прибыльными. При этом в сферах, где затраты минимальны (финансы, страхование, добыча углеводородов и др.), маржинальность, наоборот, растёт. Эти «мыльные пузыри» будут раздуваться, что приведёт к схлопыванию экономик и развитию кризисов. Об этом ещё Маркс писал.

— По данным Росстата, до июля средняя зарплата по стране росла, а в августе она вернулась к показателю начала года. Выходит, работодатели взялись за сокращение и так низких заработков?

— Не хочу сказать, что это делают все работодатели, но факт налицо. Даже крупные компании, не говоря о мелких, сокращают зарплаты (режут премии) или собираются это сделать в начале следующего года.

— Зарплаты наших швей в 200–250 долл. уже сравнялись с заработками их коллег из Китая, Вьетнама и Камбоджи. В связи с этим даже зазвучали предложения переместить «мировой пошивочный цех» из азиатских стран к нам, в Россию. Как вам такая идея?

— Глобально в таком виде мы не сможем конкурировать с азиатскими и латиноамериканскими странами. Там достаточно поставить ангарчик, купить оборудование и начать производство. А у нас нужно строить толстые стены, утеплять их и отапливать 9 месяцев в году! Из-за климатических условий в России очень энергоёмкие производства, что делает их высокозатратными даже при наличии дешёвой рабочей силы. Впрочем, частично и у нас размещаются иностранные производства, взять хотя бы автопром. Volkswagen, Nissan, Renault, Mitsubishi, Toyota, Mazda — многие иностранные автоконцерны открыли свои заводы на нашей территории. Это дешевле в том числе и потому, что рабочая сила в Германии или Японии стоит намного дороже.

— Ваш рецепт — как всё-таки повысить зарплаты в России? Ну нельзя же, чтобы люди вкалывали с утра до ночи, но при этом не могли прожить на свои скудные заработки.

— Рецепт отработан историей человечества. Работникам надо объединяться и коллективно защищать свои права и интересы в профессиональных союзах. Никто ничего лучше не придумал. Поверьте, никакая власть эту проблему не решит. Нельзя сверху взять и приказать частному бизнесу: «Завтра будете платить своим работникам в 2 раза больше!» Так не работает. Мы живём в капиталистической экономике.

— А как же установленный законом МРОТ? Если поднять минималку до 20–30 тыс. руб., как предлагают некоторые экономисты, то платить меньше будет просто нельзя.

— Согласен, МРОТ надо повышать. Но почему это не происходит до уровня 20–30 тыс. руб.? Казалось бы, чего проще — взять и утвердить новые цифры? Да потому, что крупнейшим работодателем в нашей стране является само государство! И большинство людей с зарплатой на уровне МРОТ — это как раз работники государственного и муниципального секторов, получающие зарплату из бюджетов разных уровней. И эти бюджеты не смогут потянуть столь высокие расходы на фонд оплаты труда.

У нас работодатели научились объединяться в своих интересах, а работники не представляют собой сформированной консолидированной силы на рынке труда. Есть лишь отдельные отрасли с сильными профсоюзами, где работодатели понимают, что снижать свои издержки за счёт стоимости рабочей силы неправильно, и ищут другие варианты. А там, где профсоюзов нет, работодатель обычно решает свои проблемы самым простым способом — режет зарплаты работникам.

Почему рабочего не берегут?

И когда это отношение изменится?

Николай Баранов, токарь 6-го разряда, Калининградская обл.:

— В советские годы оклад начальника цеха был 180 руб., а я у станка получал все 250—270. Хватало и на еду, и на одежду, и что-то отложить. Сейчас трудяги и не догадываются, сколько выходит у начальства. Я, отдав предприятию 56 лет, на закате трудовой карьеры имел зарплату в 20 тыс. руб. — особо не разбежишься. Если в начале 2000-х 1 тыс. руб. чего-то стоила, то по нынешним ценам — раз в магазин сходить.

Помельчали деньги. Да и отношение к рабочему классу изменилось. Главное — у людей пропало чувство защищённости. У нас на заводе был случай: сварщик переходил из цеха в цех, которые по территории разбросаны, и снял каску. А тут директор с замом навстречу: «После обеда уволен!» Лишили хорошего специалиста работы одним росчерком пера. В советское время даже злостных нарушителей без суда и следствия не выгоняли. Разбирали на собрании, но давали возможность написать заявление «по собственному». Знали, что статья поставит крест на его трудовой жизни. А вот за квалификацию и трудовые подвиги награждали. Попал на заводскую Доску почёта — премия 10 руб., на городскую — 50 руб.

Сейчас рабочего человека не берегут. Относятся к нему без уважения. В пандемию в целях оптимизации посокращали даже 40-летних. Не подумали, что людям семьи кормить надо. И такое отношение везде. Но, прежде чем об оптимизации думать, подумали бы лучше, кто лет через 5 к станкам встанет. Роботы? Так этих роботов тоже кто-то собрать должен!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь