Последняя капля. Почему люди продолжают травиться палёной водкой

0
6

Недавно страну потрясли сразу несколько случаев массового отравления спиртным. Погибли десятки людей. Все они пили нелегальный алкоголь, который оказался ядовитым. Можно ли остановить производство и продажу палёной водки?

Смертельная доза

В Оренбургской обл. от отравления суррогатным алкоголем погибли 35 человек. Шесть детей остались сиротами. Алкоголь попал к пострадавшим с одного склада в городе Орске — его обнаружили полицейские и следователи. В ходе обыска там изъяли 1279 бутылок без маркировки.

30 человек погибли в Свердловской обл. Они покупали спирт на разлив на одном из рынков Екатеринбурга. Алкогольный ларёк там работал долгое время, пока очередная партия спирта не привела к смерти людей. В соседней Курганской обл. 6 человек отравились суррогатным коньяком из канистры. Трое из них умерли.

Во всех случаях гибели людей причина одна — вместо этилового спирта в водке или коньяке оказался метиловый. «Если пить разбавленный до 40% метиловый спирт, то смертельная доза — от половины до двух третей бутылки. Для женщин ещё меньше, — сообщил врач-нарколог Владимир Нужный. — На вкус и запах отличить этот спирт нельзя, разве что химическими методами, например, с помощью медной проволоки. Если нагреть её на пламени и опустить в метиловый спирт, появится неприятный запах формальдегида, он же запах морга. Но если метанол смешан с этиловым спиртом, то и с помощью проволоки его сложно распознать. Опьянение развивается так же, как от обычной водки, а когда человек пьян, он дальше уже не разбирает и не понимает, что началось отравление».

Кустарный виски

В водку или коньяк метанол попадает, как правило, по ошибке производителя. И происходит это не на официальных заводах, а на кустарных предприятиях, где качество продукции особо не контролируют. Продаётся такой алкоголь тоже нелегально в небольших магазинах, ларьках.

Сегодня в России, по оценкам экспертов, 30% выпиваемого спиртного — это суррогат. «У нас в год производится 200 млн л нелегального алкоголя (водка, виски, ром, коньяк), — сообщил „АиФ“ директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. — Плюс к этому 200 млн л спиртосодержащих жидкостей, которые изготовлены для других целей, но их пьют, а также 200 млн л самогона. 10лет назад спиртосодержащих жидкостей пили мало, потому что была дешёвая нелегальная водка. Причём продавалась она в обычной рознице, стояла на тех же полках магазинов, что и легальная, но стоила в 2–2,5 раза дешевле. Её выпускали легальные заводы, тайно, не уплачивая с этого налог. Но хотя бы качество контролировали. Сейчас производство ушло в подполье, и за 10 лет качество суррогатного алкоголя снизилось».

Какую-то часть поддельного спиртного пытаются выдавать за легальную. «Производители поддельного алкоголя используют выброшенные пустые бутылки, на которых даже остались акцизные марки, — рассказал руководитель Центра разработки национальной алкогольной политики Павел Шапкин. — Магазины такую продукцию не возьмут, потому что марки после продажи гасятся в системе ЕГАИС. Но такую бутылку могут продать через интернет, ведь акцизная марка настоящая. Порой люди находят в интернете алкоголь по оптовым ценам, якобы поставленный через Duty Free, но, скорее всего, это суррогат».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Зачем «Почте России» свои самолёты?

По словам эксперта, подделывают не только водку, но и другие крепкие напитки, тем более что сейчас можно легально купить ароматизаторы виски, коньяка, мартини. Всё, что нужно, — достать этиловый спирт. А его сейчас производят в несколько раз больше, чем раньше, ведь из-за пандемии возник большой спрос на антисептики. Каналы сбыта спирта давно сформированы, но это нелегальный рынок, и иногда вместо этанола попадается метанол.

Дешёвая смерть

Основная часть выпускаемого суррогата непохожа на настоящую водку или коньяк. «Алкоголь в магазине продают, и он без акцизной марки, в обычных пластиковых бутылках, в которых продают пиво, — рассказала сестра одного из умерших от отравления суррогатным алкоголем в Оренбургской обл. — Там есть и 0,5 — лично видела и слышала, что были и полторашки такие. Их и покупали местные жители. Люди могли пойти и за наличку или в долг купить».

Почему же население приобретает явно поддельный алкоголь? Он дешевле. Минимальная цена поллитры легальной водки — 245 руб., а нелегальную можно купить за 120–130 руб. С неё не платят налоги, а ведь акциз плюс НДС — это уже 150 руб. с бутылки.

«После того как с 2010 по 2014 г. водка в легальной рознице подорожала в 4,5 раза, население разделилось на потребителей легального крепкого алкоголя и нелегального суррогатного, — пояснил Вадим Дробиз. — При зарплате 18 тыс. руб. в месяц человек не станет покупать легальную водку по 250 руб., для него это дорого. Потребители суррогатного алкоголя — это нормальные люди, не маргиналы, просто у них маленькие доходы. Те, кто отравился в этот раз, пили нелегальный алкоголь не один год, пока случайно не попали на метиловый спирт. У нас суррогатную продукцию потребляют 15–18 млн человек. При таких масштабах отравлений, к сожалению, не избежать».

Эксперт считает, что последние громкие случаи гибели людей надолго от суррогатного алкоголя не отпугнут. Это ведь не первое массовое отравление. Достаточно вспомнить декабрь 2016 г., когда в Иркутске метанолом, который был в составе «Боярышника», отравились 123 человека. 76 из них скончались.

Заслон суррогату

С суррогатным алкоголем борются не один год. По данным Росалкогольрегулирования, с октября 2015 г. было ликвидировано 870 нелегальных производств, изъято 140,2 млн л нелегальной продукции. В магазинах, где действует система ЕГАИС, поддельного алкоголя уже практически нет, заверяют в ведомстве. Стало гораздо меньше лазеек, чтобы достать медицинский спирт, который раньше был основным сырьём для кустарных производств. Также при обнаружении нелегального производства алкоголя у предприятий конфискуют всю продукцию и линии розлива. Поэтому они уже не рискуют закупать дорогое оборудование.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Газпром» не стал бронировать мощности ГТС Украины и Польши

«У нелегальных производителей уже нет скоростных линий розлива, которые позволяли за короткое время выпустить много алкогольной продукции. Сейчас они используют кустарное оборудование — садовые шланги, бочки, канистры. Всё ушло в подполье — в гаражи, заброшенные фермы», — пояснили «АиФ» в пресс-службе Росалкогольрегулирования.

«Крупных производителей суррогатного алкоголя удалось искоренить, но мелкие, к сожалению, пока остались, — отметил председатель Совета ТПП РФ по развитию потребительского рынка Александр Борисов. — Хотя доля нелегального алкоголя за последние годы сократилась, ещё 5–6 лет назад речь шла о 50% рынка. Думаю, что она будет снижаться и дальше. Многое будет зависеть от взаимодействия местных властей и правоохранительных органов. Неоднократно сообщалось, что правоохранительные органы знают о существовании нелегальных производств, о каналах сбыта, но не доводят дело до их закрытия. Нужно работать в этом направлении. Плюс потребление крепкого алкоголя будет снижаться. Его предпочитают люди за 45–50 лет, а молодое поколение больше пьёт вино и пиво».

В Госдуме предложили решать проблему, увеличив максимальный срок наказания в случае смерти от контрафактного алкоголя двух и более человек с 10 до 20 лет лишения свободы, передаёт RT. Избежать отравлений можно и другим способом. Чтобы метанол ни с чем не перепутали, достаточно добавить туда специальное вещество — битрекс, отметил Павел Шапкин. С ним метиловый спирт становится горьким на вкус, и пить его никто не будет. «А чтобы остановить нелегальное производство алкоголя, нужно, например, ввести залоговую цену за пустые бутылки. Тогда их не станут выбрасывать, а будут сдавать в магазин, — пояснил эксперт. — Также нужно лицензировать мелкое производство. Небольшие производители не могут попасть на легальный рынок, потому что лицензия на производство спиртных напитков стоит 9,5 млн руб., плюс нужно иметь уставной капитал в 50 млн руб. Надо легализовать мелкий сегмент рынка, чтобы люди работали легально, под контролем, и платили налоги».

«При нынешних зарплатах и ценах на спиртное доля суррогатного алкоголя пока сокращаться не будет, — считает Вадим Дробиз. — Почему в западных странах не пьют суррогат? Потому что в США на пособие по безработице можно купить 400 бутылок крепкого алкоголя, в Германии — 200 бутылок, а на наше — на порядок меньше. На Западе есть алкоголь для среднего класса за 10 долл., а есть и для бедных за 2 долл. Вся Европа пьёт вино по 1,5 евро за бутылку — учитывая разницу в зарплатах, это как для нас 20 руб. Если бы у нас бутылка вина столько стоила, разве кто-то стал бы пить суррогатные настойки?»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь