Нехороший прецедент. Лесопромышленный комплекс ждет коллапс?

0
8

Правительство России уже несколько лет пытается остановить банальный вывоз ресурсов за рубеж. Десятилетиями наш лес уплывал в тот же Китай, возвращаясь к нам уже в виде различных изделий. В итоге президент Владимир Путин, справедливо заметив, что российский лесопромышленный комплекс вполне способен стать конкурентноспособным в глубокой переработке древесины, решил принять ряд стимулирующих мер к развитию отрасли внутри страны.

К 2022 году основная часть леса должна перерабатываться в России, но для этого предприятия должны быть модернизированы, а это огромные инвестиции, для которых нужна гарантия того, что бизнес не рухнет в одночасье. Однако в планы правительства страны, судя по всему, решили вмешаться чиновники попроще. Это в итоге может грозить полным ступором в отрасли.  

Фото: Маевский Даниил.

Здрасьте, приехали!

Нехороший прецедент сложился в Приморском крае, где переработчики леса в ожидании волевых решений федеральных чиновников уже готовятся к «темным временам» и, возможно, банкротству. Увы, судя по затянувшимся разбирательствам в судах, последнее для некоторых предприятий становится неизбежным. Однако в этом случае пострадает не только отрасль в целом, но и поселки, для жителей которых лес является чуть ли не единственным местом заработка.

Помните, как у Леонида Филатова, когда «царек с ноготок» требовал Федота Стрельца добыть «то, чего не может быть»? Так вот в таком состоянии недоумения уже без малого два года пребывают все без исключения лесопромышленники Приморского края. Более 90 исков сейчас рассматривается в арбитражных судах разных инстанций. И у всех причина одна: бурная и не совсем понятная деятельность Департамента лесного хозяйства по ДФО (ДЛХ).

Последние тридцать лет законодательство в сфере лесопромышленного комплекса не раз претерпевало сильные изменения. Последнее, наиболее существенное, — в 2007 году, когда был принят новый Лесной кодекс Российской Федерации, по которому, собственно, все лесники России и чиновники живут до сих пор. И вроде все было понятно, и отлажено, но вот что-то поломалось.

Чиновники ДЛХ решили вдруг пересмотреть правила игры, и коснулось это почему-то только Приморского края и только в части продления договоров аренды, заключенных в период с 2008 по 2018 год. Ответ на вопрос о том, почему такая бурная активность началась именно сейчас, пытаются найти на разных уровнях власти не только лесники, но в полпредстве по ДФО, Министерстве развития Дальнего Востока и Арктики, Аналитическом центре при Правительстве РФ, а еще в Общественном совете при Федеральном агентстве лесного хозяйства, куда массово начали поступать обращения представителей отрасли.

«АиФ» тоже решил поискать рациональное объяснение действиям чиновников ДЛХ в лице тогда еще руководителя Сергея Павлова. Личность очень примечательная, но об этом позже. Итак, все по порядку. 

Фото: Маевский Даниил

По каким законам пилят российский лес?

После принятия Лесного кодекса РФ, ранее заключенные договоры аренды подлежали переоформлению в срок до 01.01.2009. Как это должно происходить, было определено приказом Минприроды России № 258 от 07.10.2007, из которого следовало, что срок действия подлежал установлению по правилам, разъясненным достаточно подробно в ст. 72 ЛК РФ. Государство в лице регионов могло установить его от минимального в 10 лет до максимального в 49 лет. Вся отрасль без шума и пыли перешла на новые рельcы.

— В Приморском крае на конец 2008 года действовало более 200 договоров аренды участков лесного фонда, заключенных по различным основаниям (лицензии, лесные конкурсы, прямые решения до 5 лет аренды), площадью более 7 млн га с объемом заготовки 5 млн кубометров, — разъясняет ситуацию в официальном обращении к вице-премьеру, полномочному представителю президента в ДФО Юрию Трутневу, генеральный директор Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса, Павел Корчагин. — У половины договоров сроки действия составляли менее 10 лет. Рослесхоз в письме от 15.01.2008 № МГ-03-27/158 установил, что срок действия переоформленного договора должен составлять не менее 10 лет исходя из минимального срока аренды, установленного ст. 72 ЛК РФ. Основываясь на позиции Рослесхоза как федерального контрольного органа, почти 100 договоров аренды участков лесного фонда с истекающими сроками тогда были переоформлены на десятилетние договоры (до 2018 года).

Стоит отметить, что в 2009-2010 годах чиновники Рослесхоза лично отстаивали эту позицию и право лесопромышленников на продление договоров без проволочек и дополнительных торгов в суде. Тогда в этом усомнилась прокуратура все того же Приморского края. В итоге в ставшем знаменитым арбитражном деле № А51-7797/2009 суд, изучив под лупой все аргументы, принял сторону Рослесхоза, и решение вступило в силу.

И вопрос затих на 10 лет. На протяжении всего этого срока Департамент лесного хозяйства по ДФО, который является подконтрольным учреждением Рослесхоза, указанные договоры никоим образом не оспаривал. Да и по результатам неоднократно проводимых проверок, как плановых, так и внеплановых, признавал их законными.

Видимо, поэтому, не получая никаких претензий относительно порядка оформления аренды на лесные участки, региональный Департамент лесного хозяйства Приморского края в 2018 году, когда наступило время принять решения о том, что опять делать с договорами, пошел уже по отработанному за годы пути.

Фото: Маевский Даниил.

Заковырки юридические и не очень

— В 2015 году в дополнение к ст. 72 в ЛК РФ была включена ст. 74, дававшая предприятиям, которые надлежащим образом исполняли заключенный в результате ранее проведенных торгов договор аренды, получить новый контракт, но уже без проведения аукциона. Естественно, этим правом пожелали воспользоваться многие лесопромышленники по всей России. Практика стала довольно популярной, особенно если учесть тот факт, что лояльность к закону сулила гарантию стабильности самим лесопромышленникам, для которых к тому же государство значительно сократило бюрократические барьеры, давая возможность вкладываться в развитие бизнеса, — комментирует председатель Общественного совета при Федеральном агентстве лесного хозяйства Владимир Морозов. — В 2018 году в Приморье, как нам известно из обращений сообщества, истекало примерно 90 договоров, и арендодатель в лице тогда уже Министерства лесного хозяйства и охраны объектов животного мира Приморского края, руководствуясь законом, заключил новые соглашения на общую площадь примерно 1,1 млн га, это около 1 млн кубометров древесины. Сейчас же их требуют расторгнуть как незаконные, что уже негативно отразилось на отрасли. Естественно, мы тоже подключились к разбору ситуации.

На конец 2019 года в отрасли региона только рабочего персонала было задействовано более 10 тысяч человек. Два допандемийных года (2018 и 2019) для приморских лесников стали рекордными по уровню вложений в новые технологии по глубокой переработке, а это порядка 2,5 миллиарда рублей. Наконец-то наши предприятия начали составлять конкуренцию коллегам по АТР и представлять интерес для иностранных инвесторов. Перспективы были на получение ещё как минимум 10-12 миллиардов иностранных вложений. Но не тут-то было.

Своя игра, свои правила

Новогодний «подарок» от Рослесхоза в виде предписания № 10/2020 в адрес Минлесхоза Приморского края все поставил с ног на голову. Аккурат 31 декабря 2020 года ведомство почему-то решило пересмотреть установленные им же в 2008 году правила игры, поставив лесников региона на грань выживания, а кого-то и вовсе обвинив в якобы незаконных рубках леса.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Новый рекорд. Онлайн-тренировка от торговой сети вошла в книгу Гиннесса

— Минлесхозу Приморского края было предписано принять исчерпывающие меры по признанию недействительными договоров аренды лесных участков, заключенных министерством на новый срок без проведения торгов. Причиной незаконности заключения договоров аренды, отраженной в Акте проверки, является то, что при приведении в 2008 году в соответствие с Лесным кодексом Российской Федерации договоров аренды сроки действия изменились по сравнению со сроками, указанными в первоначальных договорах аренды, — комментируют ситуацию в региональном Министерстве лесного хозяйства и охраны объектов животного мира. — Однако при переоформлении договоров аренды в 2008 году регион руководствовался Федеральным законом от 04.12.2006 № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» и пунктом 8 приказа Минприроды России от 04.10.2007 № 258 «Об утверждении порядка приведения договоров аренды участков лесного фонда и договоров безвозмездного пользования участками лесного фонда в соответствие с Лесным кодексом Российской Федерации», согласно которому срок договора аренды лесного участка устанавливается с учетом минимального и максимального сроков, т. е. от 10 до 49 лет, а также письмом Рослесхоза от 15.01.2008 № МГ-03-27/158 (см. выше. Прим. ред.), и по всем договорам аренды, по которым срок действия на момент переоформления договора составлял менее 10 лет, при переоформлении устанавливался минимальный срок действия: 10 лет. На этом же основании на новый срок без проведения торгов в период 2018-2020 годов нами заключено 84 договора аренды. При расторжении неправомерно заключенных на новый срок (по мнению Рослесхоза) договоров аренды лесных участков для заготовки древесины с ежегодным объемом заготовки древесины 800 тыс. м3, останутся без рабочих мест не менее 5000 работников предприятий, проживающих в небольших поселках. Многие арендаторы дополнительно несут социальную нагрузку, обеспечивая работой жителей отдаленных поселков и оказывая помощь муниципальным образованиям.

Но вернемся к предписанию Рослесхоза от 31 декабря 2020 года, основанием для него, как оказалось, стали акты внеплановых выездных проверок от 26 апреля 2019 года № 29 и от 6 декабря 2019 № 71 по 82 договорам аренды, которые организовал руководитель ДЛХ Сергей Павлов. Ничего не смущает? Точно! Где контроль ДЛХ был все эти годы и почему ни одна из ранее проводимых комиссионных проверок региона, которые происходят раз в два года, не выявила подобных грубых нарушений? Вопросов очень много, и, признаться, логического объяснения этому нам найти пока не удалось, как не удалось понять и другие вещи.

Окружной орган ошибок не заметил, но их не увидел и Рослесхоз, проводя в 2018 году внеплановую проверку региона. Что? Неужели так сложно увидеть 90 «незаконных» договоров на выработку аж 1 миллиарда кубометров леса? Это же практически все предприятия отрасли! И в акте № 21/2018 от 27 июля 2018 года об этом ни слова. Неужели у нас в России настолько хромает работа федерального контрольного органа? 

Кто крайний? Подвинетесь, пожалуйста!

Абсурдность сложившейся ситуации еще и в том, что если следовать логике контролеров Рослесхоза и ДЛХ, то десятки предприятий, все эти годы исправно вносивших арендную плату, плативших налоги, тративших огромные деньги на развитие, сдавали регулярно отчетность по вырубке древесины, но делали это все по незаконным договорам.

В Общественном совете при Федеральном агентстве лесного хозяйства на совещании, посвященном проблеме, создавшейся в Приморском крае, тоже пытались найти ответы на эти вопросы. И в итоге все свелось к тому, что чиновники заявили о том, что в Минлесхозе региона все эти годы неверно трактовали их рекомендации и закон. Хорошее объяснение, только очень странное. После него остаются вопросы. Куда все контрольные органы глядели более 10 лет, если только сейчас увидели, что региональные власти продлевают договоры незаконно? И почему теперь крайними оказались предприятия? А ведь на некоторые из организаций из-за «слепоты» ДЛХ даже возбудили уголовные дела по статье 260 УК РФ («Незаконная рубка лесных насаждений»). И если так и дальше пойдет, то к уголовной ответственности придется привлекать всех арендаторов без исключения, а их без малого 90, ведь условия договоров были у всех одинаковыми.

Складывается впечатление, что в этой ситуации не все так просто, как трактуют чиновники Рослесхоза и ДЛХ. К тому же, если во всем виновато руководство Минлесхоза Приморского края, которое в 2016-2018 гг. подвело предприятия под монастырь, то почему контролирующий орган не потребовал никакой расплаты? Да, с должности ушел руководитель регионального ведомства Валентин Карпенко, но он по-прежнему сидит в Минлесхозе уже в другом статусе.

Новое руководство Минлесхоза Приморского края в лице Константина Степанова сейчас пытается хоть как-то исправить ситуацию, но пока тщетно.

— По мнению министерства, при заключении указанных договоров нарушений действующего законодательства в сфере лесных правоотношений не допущено, в связи с чем с марта 2021 года Правительство Приморского края обратилось в Минприроды Российской Федерации для получения официальных разъяснений по применению действующего законодательства. В июле с аналогичным запросом губернатор Приморского края обратился в Минприроды РФ, проблемы лесного хозяйства Приморского края поднимались на совещании при полномочном представителе президента Российской Федерации по Дальневосточному федеральному округу Ю. П. Трутневе, однако до настоящего времени федеральный орган так и не направил нормативно обоснованные разъяснения по данным вопросам, — объясняет позицию Минлесхоз Приморского края. — В итоге мы не знаем даже, как нам действовать с арендаторами.

Коса на камень

Но, как оказалось, противостояние между регионом и контролирующим органом уже достигло апогея не только в части правомерности заключенных договоров. Палки в колеса вставляются просто на ровном месте, из-за чего лесная промышленность Приморского края больше времени проводит не на производстве, а в судах.

— В Приморском крае сложилась критическая ситуация с использованием лесов для заготовки древесины, причинами которой являются неоднозначное толкование статьи 74 Лесного кодекса Российской Федерации при заключении договоров аренды на новый срок, пункт 31 Лесоустроительной инструкции, устанавливающий периодичность проведения таксации лесов, а также позиция представителей Рослесхоза в судебных разбирательствах по искам арендаторов о внесении изменений в договор аренды, заявленных в связи с введением в действие новых материалов лесоустройства. Всего в Приморском крае заключено 242 договора аренды лесных участков для заготовки древесины со 120 предприятиями, численность работников которых составляет около 10000 человек, — подчеркивает Министерство лесного хозяйства региона. — В настоящее время в Арбитражном суде Приморского края рассматривается более 20 исков арендаторов о внесении изменений в договоры аренды в связи с введением в действие новых материалов лесоустройства, в 13 из них участвует представитель Департамента лесного хозяйства по Дальневосточному федеральному округу, который во всех случаях предлагает суду отказать в удовлетворении исков, заявляя необоснованные ходатайства, затягивающие рассмотрение дела. При этом в связи с введением в действие новых материалов лесоустройства до внесения изменения в договор аренды (до вступления в законную силу решения суда) арендатор не может осуществлять лесопользование, и его деятельность приостанавливается, при этом сохраняется обязанность по оплате арендной платы. 

Тянем-потянем

Адвокат Елена Фунтусова представляет интересы сразу трех крупных лесопромышленных компаний Приморья: ООО «Ресурс», ПСМК «Энергия», ОАО «Тернейлес». Она уверена, что сложившаяся ситуация — это банальная дыра в законодательстве, позволяющая федеральным чиновникам устанавливать все новые правила игры, которые порой непонятны даже им.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Новостройка из вторых рук. Опасности покупки квартиры по переуступке прав

— Я представляю много компаний лесного комплекса Приморского края, которые, по сути, на сегодняшний день являются заложниками ситуации, и страдают все. Картина плачевная, дела в арбитражных судах стоят колом, полное отсутствие понимания, создается впечатление, что все тормозится специально, потому что никто не знает, как так получилось, что законодательство настолько противоречиво трактует действия при одних и тех же обстоятельствах, — рассказывает адвокат. — Есть Лесной кодекс, который, с одной стороны, должен быть регулятором всех взаимоотношений государства и лесопромышленников, но в итоге недочеты в нем приводят к тому, что решать многие вопросы приходится по решению суда. Но на деле сделать это просто нереально из-за обычных, на первый взгляд, рабочих моментов, которые можно было бы решить в процессе! Например, я представляю интересы компании ОАО «Тернейлес», и у нас антирекорд. Мы в арбитражном суде уже год и восемь месяцев не можем добиться ответа на обычный вопрос в части внесения изменений в договор о продлении аренды участков. Предприятие в итоге несет колоссальные убытки. Абсурдность ситуации еще и в том, что лесопереработчик вносит исправно в бюджет государства арендные платежи, налоговые отчисления, держит рабочие места, а фактической деятельности не осуществляет. Департамент лесного хозяйства по ДФО всячески затягивает процессы. Меняют представителей, заявляют какие-то непонятные ходатайства, пропускают заседания и так далее. При этом во всех арбитражных делах ДЛХ — лишь третьи лица, основной ответчик — Министерство лесного хозяйства Приморского края, которое признает исковые требования арендатора, потому что, в отличие от федерального агентства, в курсе дел. Только вот воз и ныне там. Однако в других регионах ДФО таких проблем не существует, в том же Хабаровском крае такая категория дел рассматривается за 1-2 заседания.

Странно и то, что чиновников ДЛХ не устраивает повышенная арендная плата, в которой по идее, наоборот, должны быть заинтересованы, ведь это бюджетные деньги.

— В настоящее время при внесении изменений в договоры аренды лесных участков в связи с существенным изменением количественных и качественных характеристик лесных участков министерством по соглашению с лесопользователем начисляется сверхминимальный размер арендной платы, который поступит в бюджет Приморского края, что соответствует условиям проведенных ранее аукционов и лесных конкурсов. Естественно, все это делается в судебном порядке. Однако в настоящее время в суде находятся 26 таких дел, практически по всем третьим лицам зашел Департамент лесного хозяйства по ДФО, представители которого занимают принципиальную позицию: отказ в удовлетворении исковых требований, в том числе в части повышенной арендной платы, — отмечают в Минлесхозе Приморского края. 

Стрижка только начата

Сейчас в этой запутанной истории, созданной ДЛХ в лице господина Павлова, пытается разобраться множество инстанций от полпредства до общественности, подключился также Аналитический центр при Правительстве РФ, представители которого усматривают в этих «странных манипуляциях» чей-то злой умысел, который в итоге может негативно отразиться на всей отрасли в целом.

— Я погружен в эту тематику, и это не просто прецедент, а намеренно созданная ситуация, которая позволяет использовать несовершенство российского законодательства для выстраивания долгоиграющих коррупционных схем и создает угрозу формирования неблагоприятных социальных инцидентов. А мы понимаем, что в Приморье и на Дальнем Востоке лесная отрасль кормит основную часть населения и несет серьезную социальную нагрузку. Например, в Красноармейском районе, Чугуевском или Кировском, именно лесопромышленники содержат школы, детские сады, больницы, помогают населению с теми же дровами! — высказывает свое экспертное мнение советник руководителя Аналитического центра при Правительстве РФ, заслуженный эколог России Андрей Пешков. — На примере Приморского края были созданы условия не просто для блокирования хозяйственной деятельности добросовестных лесопользователей, но и для рейдерских захватов. У меня складывается личное ощущение, что имеются, возможно, заинтересованность и превышение полномочий. Сейчас ситуация находится на контроле Аналитического центра Правительства РФ, и мы намерены с этим разобраться.

Общественный совет при Федерльном агентстве лесного хозяйства обратился в Генеральную прокуратуру и Минюст России с требованием устранить разночтения в 74 статье «Лесного кодекса Российской Федерации», которые позволяют чиновникам по-разному трактовать закон и создавать проблемы лесопользователям.

Губернатор Приморского края также принял активную сторону защиты интересов лесопромышленников.

— Претензии к нашим лесопользователям со стороны Департамента лесного хозяйства по ДФО в части продления договоров аренды лесных участков и препятствование решению этого вопроса через судебные органы мы считаем неприемлемыми. Везде департамент выступает третьим лицом и мешает работе отрасли. Мы проинформировали об этом Юрия Петровича Трутнева.

Как и следовало ожидать, объяснений от Минприроды России и Федерального агентства лесного хозяйства потребовал и вице-премьер РФ, полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев, который хорошо осведомлен о природопользовании, так как в период с 2004 по 2012 год занимал должность отраслевого министра. Именно при нем разрабатывался новый алгоритм работы с лесопользователями.

— Если Рослесхоз произвел неправильные действия, что привело к нанесению убытков региону и бюджету, то они за это должны ответить, — прокомментировал ситуацию Юрий Трутнев.

Рослесхозу дали сутки на то, чтобы обосновать свою позицию и ответить на вопросы, которыми задалась и наша редакция. И надо отметить, что реакция главных организаторов всей этой чехарды была очень многозначительной. Руководитель Департамента лесного хозяйства по ДФО Сергей Павлов скоропостижно уволился, а федеральное агентство, видимо, решило, что тем самым инцидент исчерпан или лесная общественность и Юрий Трутнев должны на этом и успокоиться. Однако, по сути, созданная Рослесхозом и подчиненным ему департаментом проблема так и не решилась, и вместо того, чтобы стать локомотивом в разрешении нехорошей ситуации, чиновники федерального ведомства просто ушли в кусты. А тем временем ДЛХ продолжает в судах проводить политику своего теперь уже экс-руководителя, вероятно, в расчете взять регион измором. 

Р. S. Редакция «АиФ» тоже попросила Департамент лесного хозяйства по ДФО объяснить, с чем все же связан столь активный и непрекращающийся интерес к наведению порядка в отрасли отдельно взятого региона. На 13 поставленных вопросов, в том числе о том, куда чиновники смотрели раньше и есть ли подобные нарушения в других подконтрольных департаменту субъектах (а судя по отсутствию подобных судебных дел, их нет. — Прим. ред.), ответ был очень пространным и лаконичным, он содержал просто цитаты из закона. Видимо, и впрямь сказать больше нечего. Это вполне может объяснять тот факт, что чиновники ДЛХ все в этой истории предпочли делать не своими руками. Предписание Рослесхоз подписал, министерство региона и прокуратура (ее, кстати, Павлов тоже умудрился в «лесную тему» замесить) теперь проводят время в судах. В общем, продолжаем следить за развитием событий, которые пока только закручиваются.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь