Морковь дороже бананов. Почему растут внутренние цены на продукты питания

0
6

Российские аграрии увеличили поставки за рубеж, при этом внутренние цены на продукты питания продолжают расти. Вину за это они пытаются возложить и на поставщиков минеральных удобрений.

Российские агрохолдинги объявили о рекордной экспортной выручке и попросили государство переложить свои расходы на смежные отрасли и российского потребителя. Крупнейшие в истории поставки зерна и сельхозпродукции за рубеж способствовали открытию новых направлений бизнеса для российских агрохолдингов, позиции российских аграриев на мировом рынке усилились по всем трем основным зерновым культурам. 

Например, по данным отчета Русагротранса, российские аграрии поставили на внешний рынок 38,8 млн тонн пшеницы только за сезон-2020/2021. Таким образом, Россия вновь стала мировым лидером по экспорту пшеницы. Доля российского экспорта в общем объеме мировой торговли главной зерновой культурой в этом году составит 20%. Можем смело констатировать, что «потребности зарубежного потребителя» удовлетворены в полном объеме, долларовая прибыль зафиксирована и рынки взяты. Новые конкистадоры-завоеватели, аграрные монополии, отчитываясь о рекордных валютных прибылях, в очередной раз ставят кабинет в неудобное положение перед россиянами: внутренние цены на продукты питания продолжают расти, когда общая доля расходов домохозяйств в структуре отечественного ВВП, несмотря на стремительное оживление потребительского спроса, продолжает снижаться. Минсельхоз вынужден называть сроки снижения цен на «борщевой набор», обещать замораживать цены на социально значимые продукты, а ФАС разъясняет гражданам порядок регулирования цен. 

Разница в цене

В ходе прямой линии президента страны жительница Липецка спросила, почему в магазине бананы из Эквадора стоят 70 рублей за килограмм, а российская морковь — 110 рублей. Напомним, цена на морковь за последнюю неделю июня выросла на 20,4%, картофеля — на 12,7%. 

Частично это объясняется разницей в динамике потребления этих товаров в России и мировых цен на них. Конечно, импорт бананов покрывает 100% российского спроса, а овощей — в среднем 16%. Однако банановые растения плодоносят круглогодично и почти равномерно, что позволяет устойчиво закупать их для российского рынка по разумным ценам. Колебания поставок наблюдаются только из-за редких крупных неурожаев в основных странах-экспортерах. Поэтому резкого дефицита их на нашем рынке, как правило, не возникает. Напротив, импортные морковь и картофель востребованы россиянами преимущественно с марта по июль, когда прошлогодние запасы российских овощей снижаются и по количеству, и по качеству. В это время их новый урожай собирается и поставляется в Россию довольно узким кругом стран (прежде всего — Египтом, Турцией, Израилем) и по высоким ценам. Резкий рост текущих цен большинство экспертов связывают с двумя причинами: сокращением импорта из-за роста мировых цен при ослаблении рубля и более холодной весной, затянувшей получение нового отечественного урожая овощей. По первой причине к маю 2021 года Россия сократила закупки свежих овощей, фруктов и ягод на 7%. По второй — поставки ранних отечественных картофеля и моркови опаздывают на 2-3 недели, после чего цены на них будут постепенно снижаться.   

Тем не менее главной причиной дороговизны овощей относительно бананов остается вторая. Овощной импорт намного меньше производства в промышленном секторе овощеводства России. Так, в 2019 году он был равен лишь 19% по моркови и всего 5% — по картофелю. А этот сектор все больше контролируют именно крупные агрохолдинги. От них теперь зависит устойчивое развитие отечественного овощеводства и снабжение внутреннего рынка по приемлемым ценам. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Метр турецкий. Стоит ли покупать недвижимость в этой стране?

На сбор и цены бананов российские агрохолдинги практически не могут влиять. Овощи — совсем другое дело. Если бы агрохолдинги обращали больше внимания на эту отрасль, а не стремились использовать выгодную экспортную конъюнктуру по товарам своего традиционного экспорта (зерну, масличным), то зависимость от импорта овощей и роста их мировых цен можно было бы снизить.  

В любом случае внутренние цены на картофель и морковь определяются в основном внутренним же производством и ценовой политикой агрохолдингов. Однако вину за удорожание овощей, как и другой продукции, агрохолдинги пытаются возложить на поставщиков промышленных средств производства, прежде всего — минеральных удобрений. Свою лепту вносит и инфляция на мировых финансовых рынках, в которые центральные банки ведущих стран вложили уже больше 10 трлн долларов. Среднее значение Индекса продовольственных цен Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН за первое полугодие 2021 года достигло рекорда с начала 2014 года. Значение на 20% выше, чем в среднем за 2020 год. По данным BloombergAgriculture, цены на базовые продовольственные товары, взлетели на 76%, это максимум за шесть лет. Цены на зерно подскочили более чем на 70%, на сахар — на 60%, растительные масла выросли в два раза.  

Отсутствие конкуренции

Как реагируют на данную ценовую динамику минеральные удобрения? Если цены на продукты питания начали расти уже в середине 2020 года, то цены на минеральные удобрения подтянулись только в конце 2020 года. После падения цен на ключевые виды минеральных удобрений в период с 2014 по 2019 год на 40% сегодня наблюдается явный восстановительный тренд. Но благодаря чему? Сейчас мировые цены на удобрения все еще ниже уровней 2012-2014 годов. Сегодняшний рост обусловлен не только инфляцией на товарно-сырьевых рынках (это справедливо для всех групп сырьевых товаров), аграрии во всем мире, прогнозируя высокий спрос на продукты питания, увеличивают эффективность землепользования и площадь пахотных земель, закупают и складируют удобрения и химическую продукцию. 

Таким образом, рост цен на продукты питания был заложен аграриями, когда они закупали минеральные удобрения по минимальным ценам за последние 10 лет. Рост цен на продукты питания провоцирует рост цен на удобрения, а не наоборот.  

Вернемся к нашим баранам, как говорил судья в комедии «Фарс об адвокате Пьере Патлене» французского писателя Давида-Огюстена Брюэса. Когда разговор в зале суда уходил от главной темы, судье приходилось напоминать присутствующим о пресловутых баранах. Вспомним об эквадорских бананах и российской морковке. 

Ключевые причины дороговизны для российского потребителя овощей (кроме, разумеется, мировой конъюнктуры) кроются в монополизации отрасли и отсутствии нормальной рыночной конкуренции в сельском хозяйстве. Доля малых фермерских хозяйств сокращается из года в год, а агрохолдинги, используя дешевые кредитные ресурсы госбанков, растут как на дрожжах. Как следствие, вместо конкуренции и снижения цен мы имеем монополии: агрохолдинги на входе в рынок, а на выходе российского потребителя встречают монополисты-сетевики со своей ценовой политикой, направленной на максимизацию прибыли.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Стоимость бензина марки Аи-92 побила очередной рекорд

Также российские агрохолдинги — одни из самых непрозрачных компаний на рынке — не могут (или не хотят?) определиться с базовой финансовой моделью. Отрасль, несмотря на дешевые кредитные ресурсы и всевозможные субсидии от государства, перегружена всевозможными текущими платежами: энергозатраты, платежи за лизинг оборудования, платежи за аренду складских и производственных помещений. Закупку же минеральных удобрений аграрии воспринимают как инвестиционную деятельность и оставляют на последний момент, хотя во всем мире это стандартные операционные расходы для фермеров. 

Аграриям выгодно покупать удобрения, так как они дают, как говорят экономисты, мультипликативный эффект. Доля удобрений в общих затратах на производство базовых сельхозкультур составляет всего 7-15%. При этом их доля в создании урожая культур в 4-6 раз выше. При текущей цене на зерновые ценовая доступность удобрений для аграриев очень высокая. Соотношение цен на сельхозпродукцию и удобрения в пользу аграриев. Соотношение доли удобрений в цене базовых продуктов питания хорошо иллюстрирует следующий показатель: в цене картофеля (30 руб./кг) удобрения занимают 70 копеек.

Кроме того, это стремление сохранить экспортные доходы, снизившиеся из-за таможенного регулирования. Таможенные экспортные пошлины, призванные ограничивать вывоз продуктов из России, очевидным образом не могут увеличивать доходы агрохолдингов. Соответственно, агрохолдинги пытаются переложить расходы на смежные отрасли. Так как бодаться с естественными монополиями за сбалансированное тарифное регулирование у аграриев нет никаких возможностей, лоббисты активно включились в кампанию по введению экспортных пошлин для производителей удобрений. Разница только в одном. Введение пошлин для аграриев позволило «оставить» продукты внутри страны. Собранные деньги возвращаются аграриям в виде многочисленных субсидий. Фискальной функции у данных пошлин нет. В случае введения пошлин на удобрения налицо будет лишь фискальная цель, т. к. производителям удобрений изъятые деньги никто не вернет. Внутренний рынок производители удобрений закрывают на 100% исходя из любого плана Минсельхоза ежегодно. Более того, текущий «добровольный дисконт» цен производителей достигает 30-40% от мировых, что превышает возможный эффект от любых экспортных пошлин. 

Рекордные мировые цены на продовольствие, которые подстегивают цены на химическую продукцию и оборудование, монополизация, отсутствие прозрачности и эффективности управления компаниями, желание переложить свои расходы на смежные отрасли, обвинение оптовиков в завышении цен на продукты питания или введение экспортных пошлин для производителей удобрений, масштабная государственная поддержка (через дешевые кредиты и субсидии). Все эти факторы и дальше будут толкать цены на продукты питания только вверх. Отечественная морковь, ко всеобщему удивлению, может стоить дороже экзотических фруктов, достигнув новых ценовых рекордов, о которых аграрии вряд ли будут победно отчитываться перед Минсельхозом. Хочется надеяться, что в следующем году во время ежегодного послания президента России наши аграрии смогут найти более правдоподобные аргументы, а не пытаться превратить в козла отпущения агрохимиков или кого-то другого.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь