Долг в овечьей шкуре. Почему все регионы у нас должны федеральному центру

0
4

Число должников в России за год выросло на 2 млн человек и приблизилось к 19 млн. У большинства долги по банковским кредитам.   

Впрочем, в должниках у нас числятся не только рядовые граждане, но и целые регионы. Их общий долг за 2020 г. вырос на 18% и достиг невероятной цифры – 2,5 трлн руб. Только на выплаты банковских процентов регионы в прошлом году отдали 80 млрд руб. У некоторых долги превысили доходы.

Какие регионы сегодня оказались на грани дефолта и чем это грозит населению? Эти вопросы «АиФ» обсудил с директором Центра региональной политики РАНХиГС Владимиром Климановым.

Кто ж его посадит? Он же регион!

Татьяна Богданова, «АиФ»: Владимир Викторович, сегодня многие семьи знают, что такое долги: у одних ипотека, у других – потребкредит, у треть­их – и то и другое. А какие ­кредиты берут регионы, когда им не хватает денег?

Владимир Климанов: Если проводить аналогию, регионы берут скорее нечто подобное потребительскому кредиту. При этом по Бюджетному кодексу есть ограничения. Сейчас почти половина всех региональных долгов – это кредиты из федерального бюджета. Остальное – ценные бумаги и кредиты коммерческих банков. Есть ещё одна форма – госгарантии субъекта по отношению к долгу третьих лиц. Например, когда для проведения модернизации кредитуется местная компания ЖКХ или предприятие промышленности. Гарантии тоже включаются в общую сумму долга, что вызывает споры в эксперт­ном сообществе.

– Банкам надо платить проценты. А федеральному бюджету?

– Бюджетные кредиты берутся под символические 0,1%. Нулевая ставка по закону невозможна. Иначе фактически это был бы не кредит, а то, что в русском языке мы называем ссудой.

– Какие регионы «в долгах как в шелках»?

– Максимальный объём у Московской, Свердлов­ской обл., у Краснодарского края и Татарстана. Но дело не столько в размере, сколько в возможности обслуживать долг. У Москвы долг 65 млрд руб., а у Ингушетии меньше 3 млрд. Но для столицы с её гигантским бюджетом эта сумма практически ничто, а для Ингушетии критична. 

Особенно тяжёлая ситуация в Мордовии. Объём госдолга республики уже много лет превышает годовой объём её налоговых и неналоговых доходов. Сложно представить, что этот регион когда-нибудь самостоятельно справится с долгами. В 2017-м было 14 субъектов, у которых долг превышал собст­венные доходы. Потом их количество снизилось до 7, а в 2019-м осталось 2 – Мордовия и Хакасия. Тяжёлая ситуация также в Орловской, Псковской обл. и некоторых других.

Как избежать дефолта?

– Как долги влияют на жизнь в регионе: выплату зарплат бюджетникам, состояние медицины, «коммуналку», строительство новых школ и поликлиник?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Белоруссия получила первый транш кредита от РФ в размере 500 млн долларов

– Влияют напрямую и негативно. Бюджет на всё один, а по долгам надо платить в установленные сроки, иначе наступит ситуация, которая называется дефолтом. Несколько лет назад прошла информация о дефолте в Новгородской обл. Правда, потом сообщили, что он технический… Вообще, Минфин старается упреждать возникновение таких ситуаций. 

Есть исследование, показывающее сезонность «кассовых разрывов» в регионах. Выделяют 3 пика, самый большой из которых приходится на начало лета, когда надо выплачивать отпускные учителям. Поэтому регионы часто прибегают к краткосрочным займам. Для этого, кстати, и был создан в середине нулевых годов инст­румент бюджетных кредитов. Но в итоге они стали основным долговым инстру­ментом, и его возможности расширяются. 

Правда, возникает закономерный вопрос: почему мы создали в стране такую финансовую систему, что практически все регионы у нас оказались в должниках у федерального центра? Это как если бы школьный учитель пришёл в класс, раздал всем ученикам учебники и сказал: «За эти учебники вы мне будете должны».

– Это я вам хотела задать такой вопрос. Почему все регионы вынуждены ходить в правительство с протянутой рукой?

– Причин тут много. Что касается экономических, всё-таки в нашей стране сложно выстроить децентрализованную систему. Сколько бы мы ни говорили об уходе с нефтяной иглы, наш общий бюджет по-прежнему сильно зависит от нефтегазовых доходов. А природные и налоговые ресурсы по территории страны распределены неравномерно.  

– «Центр забирает у нас все день­ги, потому мы такие нищие», – говорят в регионах. Какие налоги остаются на местах?

– Основной – это 13% НДФЛ с зарплат, на втором месте – 17% налога на прибыль (ещё 3% уходит в федеральный бюджет). Третий по объёму поступлений – налог на имущество организаций. Также региональным и местным бюджетам достаются остальные земельные и имущественные налоги, некоторые акцизы. Например, акцизы на алкоголь. Поэтому губернаторы заинтересованы в стимулировании потребления вина (шутка). Сейчас обсуждается возможность перенесения в регионы доходов с акцизов на табачную продукцию. Но здесь есть сложности, да и, учитывая новую антитабачную концепцию, много заработать вряд ли получится.

– С 2024 г. доходы с акцизов на бензин, дизельное топливо и моторные масла тоже должны были поступать в региональные бюджеты, но Минфин недавно передумал – срок перенесён на 2030 г.

– Идут дискуссии по разного рода акцизам. Но в целом перенос акцизов сильно ситуацию не изменит и проблему 2,5 трлн долгов не решит. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Минсельхоз увеличил квоту на ввоз томатов из Турции на 50 тысяч тонн

Повысить налоги, отменить льготы

– К 1 июня по поручению президента правительство должно предложить варианты, как вытащить регионы из долговой кабалы. Но почему нельзя просто взять и простить госдолги? 

– Даже в учебниках написано, что списание долгов вызывает больше негативных, чем позитивных моментов и плохо влияет на будущую платёжную дисциплину всех участников. На такой шаг надо решаться только в крайних случаях. 

В своём послании Федеральному собранию президент озвучил несколько мер по спасению регионов-должников. Во-первых, весь объём коммерческого долга субъекта, превышающий 25% его собст­венных доходов, предлагается заместить бюджетными кредитами. Во-вторых, перенести сроки по выплате бюджетных кредитов на более поздний период – с погашением до 2029 г. В-третьих, предоставить регионам инфраструктурные кредиты на срок до 15 лет под 3% годовых. Эти меры полностью проблему не решат, но сгладить её помогут.

К 1 июня глава государст­ва ждёт от правительства «предложения по повышению долгосрочной финансовой устойчивости и самостоятельности бюджетов субъектов РФ и бюджетов муниципальных образований». Причём точно такое же поручение он дал комиссии Госсовета по направлению «экономика и финансы», основной костяк которой составляют губернаторы. То есть глава государства хочет получить предложения не только от правительства, которое вряд ли будет защищать региональные интересы, но и непосред­ственно от регионов. В моей экспертной практике такое происходит ­впервые.

– Как думаете, с какими ­идеями выступят регионы?

– Регионы, с одной стороны, хотят снять с себя часть расходных обязательств, передав их на финансовое обеспечение Федерации. С другой – найти для себя дополнительные источники доходов. Например, выдвигаются идеи передать часть НДС региональным бюджетам, т. е. вернуться к его расщеплению, как это было в 90-е: часть достаётся региону, часть уходит Федерации. Есть также предложения по повышению НДФЛ. Частично это уже произошло, но не в пользу регионов (2 из 15% НДФЛ с высоких зарплат идут на лечение тяжело­больных детей. – Ред.). Выдвигаются идеи о запрете ряда налоговых льгот, предложения по изменению меж­бюджетных трансфертов, вокруг которых много критики… Скорее всего, эти во­просы будут обсуждаться на ближайшем заседании Госсовета.

– Отмена льгот, повышение налогов для населения и бизнеса… Когда этого ждать?

– Ситуация с регио­нальными долгами стала критичной, что требует пересмотра сложившейся системы и более ­радикальных действий. Когда они возможны? Думаю, после того, как будет сформирована новая Госдума. Обычно в начале созыва парламентарии легче принимают тяжёлые ­законодательные решения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь