Цены растут и падать не собираются. Как при такой инфляции защитить бедных

0
4

Цены растут и в ближайшее время падать не собираются. Значит, государство должно придумать, как при такой сумасшедшей инфляции защитить самых бедных.

Председатель Союза потребителей России, член Экспертного совета при правительстве РФ Пётр Шелищ:

Почему овощи зимой станут золотыми

27 октября Росстат опубликовал очередную оценку роста цен. Цены на сахар и растительное масло, которые долго находились в фокусе внимания властей, с начала года выросли меньше, чем на другие продукты, — всего на 6%. Родственник же растительного масла маргарин, не попавший в этот фокус, подорожал на 15%, гречка — на 13%. Рекорд поставила цена на овсяные хлопья, но за этим продуктом Росстат не наблюдает. А из продуктов, цены на которые он отслеживает, самый большой прирост с начала года показала капуста: плюс 86%. Картофель подорожал на 44%, морковь — на 31%, лук репчатый — на 20%. Цены на только что собранные огурцы и помидоры с конца сентября уже подросли на 46 и 38%. Что же будет с ними зимой?

Заметно подорожала и другая часть «борщевого набора» — мясная. Говядина — на 13%, свинина — на 15%, курятина — на 25%. Почему-то это мало отразилось на сосисках, колбасе и мясных консервах для детского питания, которые подорожали лишь на 7–8%. Но это не радует, а вызывает вопрос: из чего же делают эти мясопродукты?

Среди непродовольственных товаров больше всего тревожат стройматериалы: плиты ДСП и обрезные доски подорожали на 63–68%, металлочерепица — на 42%. За импортный автомобиль теперь придётся заплатить больше на 12%, за отечественный — больше на 15%, за телевизор — на 10%. Смартфоны стали дороже только на 1,4%. Но детально за ценами на ноутбуки, планшеты, системные блоки, мониторы и другие популярные устройства Росстат не наблюдает.

Кто из нас ценовой пессимист

Росстат анализирует цены на 103 товара-представителя. Делают это в еженедельном режиме 1,5 тыс. регистраторов в 80 тыс. магазинах 282 городов России. Казалось бы, куда уж точнее. Но, оказывается, у потребителей на этот счёт своё мнение. Они оценивают рост цен вдвое выше, чем Росстат. По данным ЦБ, наблюдаемая населением инфляция в октябре составила 16,3%, а ожидаемая на ближайший год — 13,6%. Причём оценки ожидаемой инфляции в большей степени увеличились у людей без сбережений, т. е. самых бедных. Это отражает их более сильную зависимость от цен на продукты.

Среди предпринимателей тоже преобладают пессимисты — большинство из них ожидают в трёхмесячной перспективе повышения цен на свою продукцию. И цены производителей продуктов не радуют: за январь — сентябрь они выросли на 11%, а по отношению к сентябрю 2020 г. — на 17%, намного опережая рост цен на полках магазинов. О чём это говорит? Надеяться на снижение инфляции по крайней мере до конца нынешнего года не приходится.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Продавили? Германия согласна покупать газ из США, если Штаты не тронут СП-2

Конечно, с начала пандемии цены рекордно растут во многих странах. Но не так быстро, как у нас. В странах ЕС — 3,4%, в США — 5,4%, в России — 8%. Почему? У нас всё ещё недостаточно современных производственных мощностей, особенно в аграрной сфере, поэтому на производителей слабо давит конкуренция, сдерживающая цены лучше любого правительства. А от конкуренции с импортом наши производители защищены контрсанкциями. Ещё один фактор роста цен — потребительский спрос, искусственно подогреваемый кредитами. За этот год их общая сумма физлицам может вырасти на 6 трлн руб. На фоне общего объёма розничного товарооборота в 34 трлн руб. это очень много. Кредиты идут на покупку товаров, которых, увы, не прибавилось, что тоже разгоняет инфляцию.

Чем карточки на еду отличаются от талонов

Цены не собираются падать, а значит, надо срочно вводить меры государственной поддержки самой бедной части населения. Считаю, что наиболее эффективной могла бы стать «социальная продовольственная карта». Такой способ поддержки нуждающихся широко распространён во многих странах. В США для этого используются продовольственные талоны «фуд-стемпс». Несколько лет назад их получали 42 млн граждан. Нуждающейся семье из трёх человек в среднем предоставляли продукты на 376 долл. в месяц. Из бумажной формы эти талоны давно перешли в более удобный электронный формат. Нам такой инструмент нужен не меньше, чем американцам. С начала 2000-х идея ввести карточки на продукты неоднократно выдвигалась и обсуждалась. В 2015-м Минпромторг даже подготовил концепцию федеральной программы, и она поначалу была поддержана в правительстве. Однако потом Минфин отказался заложить в бюджет необходимые средства.

Приходилось слышать, что препятствием стали негативно окрашенные ассоциации с «карточками» и «талонами» времён Великой Отечественной войны и послевоенного периода. Однако они решали иную задачу: были разрешением на покупку за свой счёт некоторого количества дефицита.

Сейчас в России нет товарного дефицита, но есть потребители, доходы которых не позволяют обеспечить полноценное питание себе и своим детям. Таким людям можно помочь, регулярно перечисляя из федерального бюджета средства на счета именных пластиковых карт, предназначенных исключительно для оплаты социально значимых товаров (перечень из 24 групп утверждён правительством). Если такие средства можно будет использовать только для приобретения продуктов отечественного производства, это поддержит российскую пищевую промышленность и через неё сельское хозяйство.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Цена газа в Европе опустилась ниже $900 за тысячу кубометров

Год назад было объявлено о запуске частной программы поддержки нуждающихся семей с детьми. Она реализовалась благотворительным фондом продовольствия «Русь» совместно с одной из торговых сетей и с участием региональных органов соцзащиты. С помощью "ПРОДкарты семьи" люди получали возможность ежемесячно приобретать продукты на 1 тыс. руб. Эта инициатива важна как пример, но понятно, что она не может решить проблему в масштабах страны. По оценке фонда «Русь», в такой помощи у нас нуждаются 2,8 млн семей с детьми.

Кто первым получит поддержку

Чтобы организовать поддержку самых нуждающихся в сжатые сроки и с минимальными расходами на администрирование, надо по возможности использовать уже существующие механизмы, доказавшие свою эффективность. Например, механизм жилищных субсидий. В 2020 г., по данным Росстата, их получали 3,23 млн семей (5,7% всех домохозяйств), в среднем по 1792 руб. в месяц. Поскольку все эти семьи уже признаны нуждающимися, они вправе стать первыми кандидатами на получение продуктовых карточек. Если будет принято решение правительства, тогда сразу же без заявок от малоимущих можно будет начать зачислять им деньги на те счета, на которые сейчас зачисляются жилищные субсидии. При средней сумме в 3 тыс. руб. на семью для такой поддержки потребуется ежемесячно 9,7 млрд руб. Соответственно на весь следующий год — 116 млрд руб. Будет справедливо, если помощь получат только те семьи, которые соответствуют федеральному критерию предоставления жилищных субсидий, согласно которому доля платежей за ЖКУ в пределах социальных норм площади и объёма услуг в семейном доходе должна быть не менее 22% (в Москве такой критерий сейчас 10%, в Санкт-Петербурге — 14% семейного дохода).

Столь же просто администрировать продуктовые карты для получателей социальных пенсий и минимальных трудовых пенсий через Пенсионный фонд, который всё про них знает. Ну а по представлениям служб занятости можно поддержать такими картами безработных, имеющих на иждивении несовершеннолетних детей.

Миллиарды, выданные гражданам через социальные продуктовые карты, пойдут на оплату продуктов отечественного производства и поддержат пищевую промышленность, аграриев и торговлю, которым не нужно будет просить помощи от государства. Это в разы дешевле и эффективнее, чем «вертолётная» раздача денег, которых в России надолго точно не хватит, а когда они кончатся, найдётся немало желающих штурмовать те самые «вертолёты».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь