Цены: движение вверх. Что опустеет раньше — кошельки или полки в магазинах?

0
4

Уже не первую неделю рубль ставит антирекорды, обесцениваясь по отношению к мировой валюте. И хотя причины каждый раз называются разные — обвал цен на нефть, скандальные выборы президента США и проч., результат-то будет один: цены в магазинах неминуемо полезут вверх. правда, чиновники призывают не паниковать. Вот только прислушается ли к ним инфляция?

«Кушать хочется всегда»

Продовольственная и сельско хозяйственная организация Объеди нённых Наций (ФАО) сообщила, что цены на продукты в мире продолжают расти пятый месяц. В октябре рост составил 9% — это на 6% больше, чем год назад. Значительнее всего подорожали зерновые, сахар, молочная продукция и растительные масла. А что происходит с ценами на продукты в наших магазинах?

Гречка дороже на 38%, курица дешевле на 1%

Как сообщает Росстат, в России с начала года больше всего подорожала гречка — цена в среднем по стране выросла на рекордные 38%. На втором месте по подорожанию оказалась морковь — 23%, затем яблоки — 17%, макароны и картошка — 14%, рис — 13%, чай — 8%, мясные консервы — 7%, подсолнечное масло и хлеб — 6%. Остальные продукты (говядина, свинина, колбаса, сосиски, конфеты, печенье) тоже подорожали, но в пределах 2–4%. Цена снизилась только на свежие огурцы и помидоры, белокочанную капусту, репчатый лук, яйца и курицу. Но это в среднем по стране с начала года, а с конца октября стоимость тех же помидоров и огурцов уже поползла вверх. Эксперты сельхозрынка также прогнозируют дальнейшее повышение цен на подсолнечное масло, хлеб, макароны, красную икру, рыбу, свежие фрукты и ягоды.

Почему растут цены даже на своё?

Понятно, когда из-за девальвации рубля дорожает импорт ная продукция. Но почему растут цены на отечественные продукты, которые мы не только производим в достаточном количестве для внутреннего рынка, но и продаём другим странам?

«Импорта продуктов в нашей стране действительно в последние годы стало мало. Но вот импорта ресурсов для производства этих продуктов по-прежнему достаточно, — объясняет ситуацию д. э. н., профессор, гл. научный сотрудник Центра агропродовольственной политики Ин ститута прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Василий Узун. — Наши сельхозпроизводители закупают импортные семена, а расходы на их закупку в этом году заметно выросли. Кроме того, мы завозим много оборудования. Вся пищевая промышленность работает на импортной технике. В сельском хозяйстве тоже велика доля импортных комбайнов и тракторов. Биологические добавки для кормов также привозные, а без них качественную продукцию не получишь. Не забывайте ещё и про рост на уровень инфляции стоимости энергоресурсов внутри страны — топливо, электроэнергию, газ. За всё это сельхозпроизводителям приходится платить по новым расценкам, что не может не сказаться на конечной цене продукции.

К сожалению, сейчас подорожание продуктов происходит на фоне снижения доходов населения. С начала пандемии наши люди увеличили долю своих расходов на продовольствие. Уже половина всех трат идёт на продукты. Можно временно обойтись без мебели, техники, новой машины и даже одежды (в старом походить). А без продуктов прожить нельзя. Кушать хочется всегда».

Как изменился импорт?

«Что касается импорта, то его структура в нашей стране кардинально поменялась, — продолжает В. Узун. — Когда-то мы покупали за границей много зерна, которым сами себя не могли обеспечить. Стране были нужны хлеб и корма. Потом стали закупать много мяса. По двум позициям — мясу птицы и свинине — вопрос смогли решить, а говядины и баранины импортируем по-прежнему много. Но главная наша импортная продукция сейчас — это фрукты и ягоды. То есть калориями родное сельское хозяйство население насытило, а с полезными витаминными продуктами пока дела обстоят не очень хорошо. Государство 30 лет спало, надеясь на то, что население само себя обеспечит фруктами и ягодами, на дачах и в личных подсобных хозяй ствах вырастит. Товарное производство не было налажено.

В новой Доктрине продовольственной безопасности, которая вышла в этом году, стоит задача снизить долю импорта во фруктах и ягодах и добиться того, чтобы 2/3 производилось у нас. Но это небыстрый процесс. Надо сначала вложить немалые сред ства, потом дождаться, когда деревья вырастут и начнут давать урожай. Ждать придётся несколько лет. И значит, надо продолжать импортировать продукцию, покупая её за дорогую валюту. Причём не только плоды, которые у нас не растут по климатическим причинам — такие, как бананы или цитрусовые, но и яблоки с грушами, которыми мы вполне могли сами себя обеспечить».

Как выросли цены за 13 лет?

Цены на продукты растут ежегодно. Но на сколько? Видео блогер Руслан Усачёв в этом году случайно нашёл чек на продукты, которые он покупал 13 лет назад на своё 18-летие. «В 18 лет я настолько не имел представления, что должно быть на вечеринке, что скупал всё подряд, — говорит он. — В итоге случайным образом у меня получилась весьма сбалансированная потребкорзина, которая включает в себя всё — от алкоголя до детского питания, от сладостей до фруктов и овощей, от бритвенных станков до хлеба». Усачёв взял старый чек и отправился в тот же супермаркет покупать такой же набор продуктов. Правда, некоторые больше не продавались или изменились в объёме. В таких случаях он подбирал аналоги. Если в 2007 г. общий чек составил 3045 руб., то в 2020 г. обошёлся уже в 12 459 руб. Получается, за 13 лет цены на продукты выросли в 4 раза.

А фен уже не по карману?

Цены на бытовую технику будут очень сильно зависеть от колебания валюты.

В России продаются две категории бытовых товаров. Первая — целиком импортная техника, которая производится в основном в Европе, Китае и странах Юго-Восточной Азии. Это приборы для кухни и ухода за собой — фены, миксеры, бритвы, смартфоны, планшеты, умные часы и пр. Ко второй группе относятся холодильники, телевизоры и стиральные машины. Они на 90% делаются в России. Например, отечественная компания Pozis производит холодильники и морозильники в Зеленодольске. А международные марки Samsung, TPV, Philips, Beko и др. имеют у нас свои заводы.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Кто из медиков должен получить право на досрочную пенсию?

— У первой категории товаров привязка к стоимости валют очень велика, потому что они все закупаются за рубежом за доллары и евро. Но техника закупается по долгосрочным контрактам. И когда придётся заключать новые договоры, тогда цены и вырастут.

Во второй категории товаров привязки к стоимости валют меньше, потому что техника полностью производится в России. Однако производство это сильно завязано на компонентной базе, которой у нас нет или она крайне отсталая. Детали приходится закупать за границей, что увеличивает себестоимость из-за роста курса валют.

Рынок электроники и бытовой техники давно живёт по принципу «продать много и по доступной цене». Ведь те же смартфоны быстро обновляются, поэтому держать технику на складах невыгодно. Однако работать в ущерб себе никто не хочет. Если условия становятся жёстче, компании, скрепя зубами, поднимают цены. Насколько они повысятся, сказать сложно. Если рост валюты станет долгосрочной тенденцией, то цены однозначно вырастут, — рассказал директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов.

Китай оденет и обует?

Цены на одежду и обувь вырастут максимум на 30%.

По словам исполнительного директора Российского союза предпринимателей текстильной и лёгкой промышленности (СОЮЗЛЕГПРОМ) Игоря Ульянова, совокупная доля импорта на внутреннем рынке одежды и обуви составляет 60–75%, а рынок из-за снижения спроса ужался в 2 раза.

— Максимум импорта приходится на дешёвую продукцию из азиатских стран — преимущественно из КНР. Объём реализованной импортной продукции, включая завозимую по теневым схемам, в 1,5 раза превышает совокупный объём внутреннего легального производства, — объяснил он.

— О ренессансе нашей лёгкой промышленности говорить пока рано. Наши фабрики в основном занимаются пошивом, а нити и ткани импортируются, — говорит президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич. — Фурнитуру почти полностью завозят — в России таких производств не найти. В обуви и одежде валютных расходов — 20–25%, остальное — это логистика, таможня, маркировка, наценка дистрибьюторов и сетей.

Обесценивание рубля по отношению к инвалютам приводит к росту производственных издер жек ввиду высокой зависимости от импортного сырья и оборудования, которое по большинст ву видов превышает 80%. В результате растут убытки российских производителей продукции легпрома. И при этом с каждым годом увеличивается спрос на дешёвый импорт, хотя такие товары зачастую небезопасны для здоровья из-за низкокачественного сырья, использования вредных веществ в «начинке» и отделке продукции, её упаковке. Но и на эти дешёвые товары цены вырастут, так как рубль пока не укрепился. Другой вопрос, велик ли будет этот рост.

— Снижение реальных доходов населения — мощный сдерживающий фактор, поэтому общий рост цен на эти товары окажется в среднем ниже тех 30%, на которые был девальвирован рубль, — предположил Манкевич.

Насколько изменится качество продуктов?

Ответ производителей на повышение курса доллара и евро один — уменьшение себестоимости продукта.

— Это ключевой подход в пище проме, и поэтому мы из года в год отмечаем, что качество и пищевая ценность большинства продуктов ухудшаются, — говорит канд. мед. наук, терапевт и гастроэнтеролог Константин Спахов. — Технологии сегодня позволяют делать дешёвые продукты так, чтобы они выглядели вполне симпатично, да и вкус некоторых тоже многим нравится. Классический пример — любимые у нас колбасы, сосиски и иные мясные изделия. Но если проследить их эволюцию в последние годы, то можно увидеть, что мяса в них становится всё меньше, а его дешёвых заменителей всё больше. Раньше использовали только сою, а теперь — и другие растительные белки, и животные белки низкого качества, и недорогое мясо птицы (есть деликатесные (!) колбасы, сделанные только на его основе), и совсем уж грошовое мясо птицы механической обвалки. Благодаря пищевым добавкам из всего этого получается внеш не презентабельный продукт. В итоге у производителей выходит большая экономия мяса — самого дорогого компонента колбас и мясных изделий. Мы же получаем продукт с меньшим содержанием белка и большим количеством вредных добавок и калорий.

Этот подход универсален для любых готовых продуктов: в молочных остаётся всё меньше молока, в хлебе — качественной муки, в шоколаде — какао, в кондитерке — какао, хороших жиров, молока, яиц. Выход из этого только один: по возможности не покупать готовую еду, а делать её дома из первичных продуктов. Если купите кусок мяса и запечёте, он будет полезнее и дешевле магазинных буженины, окорока, корейки и т. п. И даже колбасы можно делать дома! Покупайте молоко, простые творог, кефир и йогурт, а все добавки — варенье, мёд — внесите сами. Ещё лучше делать дома бабушкиным способом творог и кефир, для этого можно купить йогуртницу. Получится приличная экономия и польза для здоровья. Сейчас овощи, фрукты и ягоды тоже дорожают. Не берите вместо них консервы, купите замороженные дары природы — они очень полезны, стоят умеренно, доступны круглый год.

О ком заботятся торговые сети?

Чтобы удержать покупателей, торговые сети идут на радикальные меры. Некоторые из них, например сеть «Верный», ввели мораторий на повышение закупочных цен поставщиками. Как объясняли представители компании, они понимают, что валютные колебания, удорожание сырья и прочие издержки влияют на себестоимость. Но в период пандемии и снижения доходов населения сеть считает «невозможным» переложить повышение цен на покупателей, поэтому до конца года будет отвечать на такие предложения отказом. По мнению экспертов, подобный неформальный мораторий может действовать и в других сетях — «Магните», «Пятёрочке», «Перекрёстке» и «Карусели».

Чем обернутся для потребителей и производителей требования торговых сетей не повышать отпускные цены на товары? Дейст вительно ли торговые сети так заботит платёжеспособность населения? А может, это торговым сетям стоит аппетиты поумерить, снизив размеры мзды за «вход» на их полки?

По мнению председателя правления Российской ассоциации экспертов рынка ретейла (РАЭРР) Андрея Карпова, подобное поведение — это обычная практика представителей торговли.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Новак: Россия не допустит коллапса на энергетическом рынке

— Когда рубль сильно проседает, начинаются трения сторон. В каждой товарной категории есть несколько поставщиков. Одни начинают выступать за немедленное повышение цен, оправдывая свои требования рыночной конъюнк турой. Но сеть их запросы выполнять не спешит. Пока есть поставщики, которые готовы держать прежние цены, сеть не пойдёт на изменение ценников в конкретной категории. В крайнем случае она оставит одного по ставщика.

Не стоит забывать и о том, что более 50% товара сегодня продаётся по акциям и скидкам. Покупатель ищет, где дешевле. И кто первый из сетей поднимет цены, тот первым потеряет покупателей. Поэтому все — как сети, так и поставщики — изучают друг друга. Но если никто из поставщиков не готов удерживать прежние цены, то сеть выберет тех, кто предложит самое незначительное повышение, и остальным поставщикам придётся подстраиваться под эти условия.

В нынешних условиях, считает Андрей Карпов, если стороны договорятся, в первую очередь поднимутся цены на товар, целиком произведённый за границей. Удорожание других продуктов будет зависеть от количества в них ингредиентов и сырья импортного происхождения, от спроса на тот или иной товар и ещё множества причин.

— Запросы производителей и поставщиков о повышении закупочных цен торговые сети изучают очень тщательно, в том числе с привлечением специалистов ФАС и профильных министерств. Если пожелания имеют объективный характер, например, выросли тарифы естественных монополий или стоимость топлива, торговые сети идут на повышение закупочных цен, одновременно максимально сдерживая изменения на полках за счёт собственных ресурсов. Если же, по их мнению, запрос производителя на повышение цены не обоснован, стоимость товара остаётся стабильной, — говорит директор по внешним связям Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ) Илья Власенко.

А зампред правления Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Леонов считает, что в текущих экономических условиях блокирование сетями принятия новых цен может обернуться для производителей серией банкротств, а для потребителей — пустыми полками и дефицитом.

— Курс рубля снизился, стоимость иностранного и привязанного к экспортным ценам сырья растёт, что провоцирует рост себестоимости продуктов. К сожалению, пока в любом товаре доля сырья, зависимого от курса, очень велика. Даже тару и упаковку мы до сих пор закупаем за рубежом. Большинство поставщиков на протяжении долгого времени сдерживали рост себестоимости за счёт собственной рентабельности. Сегодня такие ресурсы исчерпаны, перед поставщиками стоит выбор — либо поставлять себе в убыток, либо уходить с рынка. При этом цена на полке — это не только себестоимость поставщика, это ещё и наценка торговой сети, которую большинство операторов розничной торговли сокращать не готовы. Кроме того, на продукцию, импортируемую самими торговыми сетями, цены они уже повысили. Если бы продуктовые сети действительно заботила платёжеспособность населения, а не собственная выгода, прекрасным решением проблемы могло бы стать снижение наценки сетей: в этом случае потребитель получил бы товар по комфортной цене и не заметил его подорожания.

Что касается мзды за «вход на полки», то, по мнению Андрея Карпова, эта практика изжила себя.

— Сейчас законом установлен максимальный размер на маркетинг, логистику и прочие выплаты. Нарушения караются оборотными штрафами, — добавил он.

Найти выход из кризиса

Можно ли справиться с ростом цен?

Михаил Щапов, член Комитета ГД по бюджету и налогам:

— Ситуация в экономике сейчас близка к критической. Падение цен на нефть обескровливает бюджет. Если нефть падает, рубль дешевеет. Значит, будут расти цены на любые импортные товары. А их у нас много. Даже если что-то и собирают в России, то из иностранных комплектующих. Или сельхозпродукция — да, выращиваем мы сами, но семена, запчасти к технике, к сожалению, закупаем за границей. Потому чем сильнее вырастут доллар и евро, тем сильнее вырастут и цены на целые категории товаров. Мы видели подобное в 2014 г., но тогда кризисная ситуация была во многом неожиданной. Сейчас же мы понимаем, чего ожидать, по тому важно, чтобы государст во подготовилось, нашло способы сгладить ценовые скачки, а в идеале — удержать рост цен на обещанном уровне инфляции в 4%. Для этого, мне кажется, нужна более жёсткая регуляторная политика. Какие-то цены стоит аккуратно сдерживать, помогая при этом бизнесу с производством, чтобы избежать возможного дефицита. Где-то стоит помочь предприятиям найти замену импортным комплектующим. Самим предпринимателям также стоит ответственно подойти к ситуации и не гнаться за прибылью, чтобы не оставить граждан без средств к существованию.

В общем, нужны координация и взаимное уважительное отношение друг к другу государства, бизнеса и общества. И конечно, решительные системные меры, направленные на импортозамещение. Не на бумаге, как это часто бывало у правительства, а в реальности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь